Молитвенное правило: читать или не читать?

Протоиерей Максим Горожанкин, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы, с. Песчанка

Когда Бог в душе…

В молитвослове в контексте как утренних, так и вечерних молитв мы можем увидеть имя преподобного Макария Великого. Кто тот человек, словами которого многие люди на протяжении веков пытаются настроить себя на разговор с Богом? Макарий жил в Египте в IV веке от Рождества Христова. Он был отшельником в пустыне Скит. В начале IV века христианство переживает период расцвета. Император Константин Великий своим указом (эдиктом) объявляет христианство дозволенной религией. Верующих становится все больше. Появляются и те, кто больше склонен к уединению. Они уходят в пустынные места, чтобы ничего не отвлекало от духовных размышлений и пребывания с Богом. В Египте было много пустынь, и в них активно начали селиться отшельники, монахи. Одним из таких подвижников и был Макарий. Молитвы, которые мы читаем сегодня, являются плодом его духовных размышлений. Письменное наследие преподобного Макария также может быть интересно для нас. Его «Духовные беседы» на протяжении нескольких веков являются одной из главных книг в библиотеке православного христианина.

Авва Макарий ставит в прямую зависимость качество нашей жизни от молитвенного делания: «Если смиренномудрие и любовь, простота и благость не будут в нас тесно соединены с молитвою, то самая молитва, лучше же сказать, эта личина молитвы, весьма мало может принести нам пользы». Любовь, простота и благость как основные составляющие всей жизни христианина влияют на то, способны мы молиться по-настоящему или нет.

Упрощение законов духовной жизни может привести человека в тупик. Часто можно слышать: «Бог у меня в душе». Когда я слышу эти слова, в моем сознании они почему-то трансформируются во фразу: «Отстаньте от меня». Но я лично не вижу в этом большой трагедии. Мы все раздражаемся в той или иной степени, когда к нам пристают с советами и наставлениями, особенно если это касается такой личной темы, как разговор с Богом. Разговор и правда у каждого свой, особенный. Только говоря так, нужно быть предельно честным по отношению к самому себе. Бога мы не видим, но познаем Его в опыте нашей жизни. Собственно, как и душу, в которой этот Бог есть, мы не видим тоже.

оответственно наши утверждения о том, что Бог у нас в душе, должны подкрепляться какими-то явными проявлениями Его присутствия в ней. А если пристально присмотреться к этому выражению о Боге в душе, то мы поймем, что оно совершенно верно отражает суть христианской жизни: Бог и должен там пребывать.

Посмотрите на себя

Преподобный Макарий неслучайно своими молитвенными текстами начинает и заканчивает наш день. Он правдиво смотрел в глубину своей души. И его слова о молитве говорят о том, что мы тоже можем хотя бы попытаться честно смотреть на себя:

Бог ли у меня в душе, когда я завидую и сплетничаю со всеми обо всех?

Он точно у меня в душе, когда я гневаюсь на самых близких мне людей и гнев этот порой безграничен и его почти нет возможности контролировать?

Когда я ругаюсь матом и рассказываю пошленькие истории, Богу очень уютно в моей душе?

Когда я помогаю жене или мужу по дому с недовольным лицом – это Его образ так отпечатывается в моем недовольном взгляде?

Когда помогаю детям с уроками, а дрожат не только стены, но кажется, что и весь окружающий мир, это Его голос звучит во мне?

Когда на проповеди обличаешь прихожан за то, что они не ходят в храм, хотя вроде бы вот они стоят, пришли, слушают терпеливо твои гневные тирады, это тоже голос Божий?

Когда, лежа на диване, слышу о том, что жена собирается сделать аборт… Но ведь я не убиваю и не ворую. Потому что не хочу, потому что боюсь греха… или потому что просто возможность не представилась пока?

Я не против, чтобы Бог был в душе у каждого. Но только по-честному, а не в качестве отговорки от самого серьезного разговора в своей жизни. Молитва – очень серьезный разговор, и тут нелишне вспомнить слова, которые обычно диакон в алтаре говорит священнику перед началом Божественной литургии: «Время сотворити Господеви, владыко, благослови». Митрополит Антоний Сурожский, размышляя над этими словами, писал о том, что таким образом мы просим перед совершением общего дела Литургии, чтобы сейчас действовал Господь. Когда мы говорим о том, что Бог у нас в душе, мы тоже должны дать Ему возможность быть там по-настоящему, а не только на словах.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

60 − 52 =