Методика деятельной любви Гленна Домана

01_fu634tugusdfgПолитики проводят границы, врачи их стирают. Этот ученый и его метод лечения не признаны официальной медициной на родине, но в его научно-исследовательский центр, как к последней надежде, со всего мира обращаются родители детей с особенностями развития. Подобные центры действуют уже в нескольких странах. Возможно, в скором времени он будет открыт и в России. (Страница «Вконтакте – vk.com/metoddomanaru).

«Что любит мама делать вечером на огороде?»

15_iy7872345yujfsdgБабушка общается с внуком, разговор идет на английском:
– Покажи, пожалуйста, где написано про вишню.

Коля делает уверенный жест. В свои неполных семь лет он неплохо знает английский язык. Благо бабушка Людмила Васильевна Пронина – бывший учитель иностранного языка. Теперь на очереди итальянский. Мама Юлия осваивает язык вместе с сыном. Карточки с написанными словами быстро мелькают перед глазами юного ученика. Потом на компьютере закрепление: название предметов на картинках озвучивает диктор. Коля учится правильному произношению и глобальному чтению – запоминанию слова целиком.

Заметим, что читать на родном языке Коля стал гораздо раньше многих своих сверстников.

– Что мама любит делать вечером на огороде? – спрашивает Юлия сына, держа в руках две таблички с ответами.
14_u675yjerghfdgКоля демонстрирует правильный ответ: «поливать цветы» – и тут же радостно себе аплодирует.

Кроме языковых дисциплин, в расписании Коли присутствуют и точные науки. Мама предлагает задачи из учебника алгебры за 7 класс. Вместо сказок ребенку читают о странах, культуре и традициях других народов, о животных и растениях, научных открытиях. Возможно, все эти достижения были бы не столь удивительны в его возрасте – сегодня многие родители обучают детей по методикам раннего развития – если бы мы не знали о тяжелом неврологическом недуге ребенка. Коля говорить не может, но прекрасно все понимает и, как мы видим, читает на нескольких языках, хотя поначалу врачи предрекли ему бесперспективное будущее.

– Ребенок родился в тяжелом состоянии, и его отвезли в реанимацию в Белгород, – вспоминает о том тяжелом времени мама Юлия Марченко. – Информации о состоянии ребенка и прогноза его дальнейшего развития я, конечно, никакого не получила. Зато были такие ужасные слова: «если вы решите оставить этого ребенка» – на что я, естественно, сказала, чтобы таких вопросов мне не задавали, а лучше объяснили бы, что нам делать. В конце концов был поставлен диагноз: кислородное голодание и ишемическое поражение лобной доли головного мозга. Врачи из Воронежа предположили, что он будет умственно отсталым, но физически полноценным. Я как мама не согласилась с этим: выражение глаз моего сына говорило мне, что он будет умный и развитый мальчик. И мы начали искать разные пути реабилитации.

В судьбе своего внука бабушка Людмила Васильевна с первых дней принимала самое живое и деятельное участие:

– Когда я пришла в роддом, детский врач мне сказала: «Сидите рядом с ребенком и разговаривайте с ним». К нему были подключены приборы, он был весь в проводах. Я даже глаза закрыла, и вдруг какой-то женский голос сказал: «смотри в глаза». Я поняла, что буду ждать, пока ребенок откроет глазки. И когда это произошло, я почувствовала, что все с ним будет хорошо. У него были ясные, голубые глаза, и в ту минуту я поняла, что всегда буду рядом с ним.

В первый день рождения Колю крестил иерей Александр Скорик, он же стал его крестным отцом. С тех пор батюшка – друг нашей семьи. Когда он приезжает в Россию из Новой Зеландии, где сейчас служит, обязательно навещает своего крестника. Коля ему бесконечно рад.

– Батюшка был первый, кто поддержал меня в эти самые трудные дни, – говорит Юлия Марченко.

В семье Марченко испробовали множество путей реабилитации, но особых результатов ни традиционные российские методики, ни зарубежные новшества не приносили. К трем годам ребенок лишь научился самостоятельно сидеть.

– Как-то нам подарили книгу для раннего развития ребенка, – рассказывает мама. – Я прочитала историю данной программы, и там была заметка, что родоначальником программы по обучению детей с повреждением мозга является Гленн Доман. В США есть Институты достижения человеческого потенциала. Мы написали туда письмо, и нам ответили. Мы прошли обучение по программе: «Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга».

«Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга»

Ответу на этот вопрос Гленн Доман – американский врач-физиотерапевт – посвятил более 60 лет своей жизни. Его наставником в первые годы работы был известный в США доктор Темпл Фэй, который руководил кафедрой нейрохирургии и неврологии в Темпльском медицинском университете. По мнению Гленна Домана, доктор Фэй был настоящим гением, намного опередившим свое время.

В 1955 году Гленн Доман основал в Соединенных Штатах Америки некоммерческую организацию «Институты достижения человеческого потенциала». В основу метода легло понимание, что человеческий мозг – не застывшая структура, а развивающийся организм. Впоследствии это свойство мозга получило название нейропластичность, то есть клетки мозга способны восстанавливать утраченные связи после повреждения.

В 2013 году ученого не стало, но дело продолжают его дети. В эксклюзивном интервью «Православному Осколью» его сын, директор Институтов достижения человеческого потенциала Дуглас Доман рассказал о новом подходе в лечении неврологических заболеваний:

– Используя методы традиционной медицины, мой отец, доктор Фэй и первые сотрудники Институтов пришли к выводу, что средства логопедии, прикладные реабилитационные приемы, лечение противосудорожными препаратами, методы физиотерапии не приносят сколько-нибудь значимого результата. Они поняли, что, по сути, занимаются тем, что пытаются лечить симптомы. Но нельзя лечить симптом и ждать, что болезнь отступит. Это основополагающий научный факт. Они осознали, что их лечение не было направлено на устранение причины заболевания, которую, конечно, надо искать в центральной нервной системе и в мозге.

После многих исследований ученые пришли к мысли, что надо лечить не десятки заболеваний: травму головы, гиперактивность, задержку развития, аутизм, эпилепсию, детский церебральный паралич, синдром Дауна, проблемы генетического ряда – а устранять их причину – повреждение мозга. В своей книге «Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга» Гленн Доман описал весь путь, который прошла его команда. Врачи не только сами экспериментировали, но и опирались на открытия выдающихся ученых того времени, в том числе и на труды русского нейрохирурга и нейрофизиолога Бориса Клоссовского, главы отделения нейрохирургии Академии медицинских наук СССР. Работа профессора Клоссовского была так важна для американских новаторов, что они приехали в Москву в разгар холодной войны в 60-е годы прошлого века, чтобы пообщаться с ним.

«Проблема детей с повреждениями мозга состоит в том, что повреждение мозга служит барьером сенсорной стимуляции посредством зрительных, слуховых и тактильных путей, а также это может создавать барьер выходящей моторной ответной реакции, – пишет Гленн Доман в своей книге. – Как же перешагнуть через этот барьер? На этот вопрос не может ответить ни одна из программ по лечению детей с повреждениями мозга. Как можно заставить стимул пройти сквозь барьер в мозг? Сейчас я отчетливо слышу слова моего профессора неврологии, которые были сказаны много лет назад: «Есть три возможности усилить передачу стимула в центральную нервную систему. Вы должны увеличить частоту стимула, интенсивность и продолжительность».

Частота, интенсивность и продолжительность – это три условия, на которых, можно сказать, базируется методика. Еще один ключ к ее успеху – это родители, семья. По мнению Гленна Домана, в устоявшейся медицинской практике в Америке много мифов в отношении родителей. «Негласный закон считает всех матерей крайне глупыми, далекими от истины, – пишет он. – Трагическими последствиями этого стало то, что почти никто из специалистов не разговаривает с матерями и, Бог – свидетель, практически никто их не слушает. И это тем более грустно, поскольку матери знают о своих детях больше, чем кто-либо еще. Другой миф говорит о том, что проблема матерей заключается в том, что они слишком эмоционально сопереживают своим детям. А теперь подумайте: что случилось бы, если бы матери не сопереживали своим детям? Вы можете себе представить мир, в котором матери равнодушны к собственным детям?»

Для Гленна Домана родители – это не проблема: это решение. Именно они самые лучшие доктора для своих детей. Родители гораздо сильнее любят своих детей, чем даже самые добрые и жертвенные врачи в мире. Поэтому «если родителям тщательно объяснить, что происходит и почему мы делаем то, что мы делаем и делаем именно так, а не иначе, то они просто все сделают лучше, чем мы», – абсолютно уверен Гленн Доман, опираясь на свой более полувековой опыт работы с семьями.

– За 60 лет мы разработали множество методик, направленных на развитие всех сенсорных путей в мозг, – поясняет принципы работы с поврежденным мозгом Дуглас Доман. – Вся информация поступает в мозг человека через пять анализаторов – зрение, слух, осязание, вкус и обоняние – эти пять путей можно назвать «улицами с односторонним движением», ведущими в мозг. Мы можем закладывать информацию в мозг через эти пять каналов посредством стимуляции с высокой частотой, интенсивностью и продолжительностью. Когда мы заложили информацию, необходимо начать извлекать ее – мы делаем это с помощью основных моторных путей. К ним относятся движение, речь и мануальные навыки. Это «улицы с односторонним движением», ведущие из мозга.

Гленн Доман и его единомышленники создали комплексную систему реабилитации детей с повреждениями мозга, куда вошли система по физическому развитию, программы по дыханию и обогащению кислородом, специальная диета, образовательные методики. Институтами был разработан профиль развития здорового ребенка, который дал возможность оценить неврологический уровень детей с повреждениями мозга.

Освоение метода

На момент прибытия в Институты достижения человеческого потенциала Николаю Марченко было три года, но оценили его возраст по профилю развития на 10 месяцев. Он плохо видел, но хорошо слышал и ощущал предмет. Ползать он не мог, а передвигался на спине, отталкиваясь ногой, что противоречило правильному движению. Коле была назначена программа, и родители четко принялись исполнять все предписания врачей. Весь день Коли стал расписан не по часам, а по минутам. В первую очередь Колю учили ползать. Для этого была сделана специальная наклонная доска, горка, на которой ребенок должен, двигая руками и ногами, перемещать свое тело. Через полгода он смог самостоятельно сползать с горки и проползать 20 см по полу на животе.

13_ufidty6734rthjgЧтобы научить мозг координировать движения рук и ног, Коле по многу раз в день делали патернинг. Это особая методика, в ходе которой в мозг малыша закладывается информация о том, как движется и ощущает себя его тело, когда он ползет вперед. Специальная лестница, по которой ребенок должен передвигаться на руках, способствовала росту позвоночника, развивала грудную клетку, зрение и мануальные навыки. Дыхательная программа обучала ребенка правильно дышать и увеличивала приток кислорода в пораженные клетки мозга. Кроме этого, Коле была назначена образовательная программа и диета.

Благодаря такому комплексному лечению у Коли произошли колоссальные улучшения. Он начал самостоятельно ходить, вставать и садиться. В последний приезд в Институты по неврологической шкале его развитие определили на четыре года, но по интеллекту его уровень стал гораздо выше хронологического возраста.

– Коля – это уникум, – прокомментировала успехи своего подопечного участковый врач-педиатр детской поликлиники № 3 г.Старый Оскол Виктория Александровна Шилкова. – Конечно, динамика положительная. Коля стал общительнее, эмоциональнее. Значит, методика лечения подобрана правильно. Но все-таки метод Гленна Домана – это настолько индивидуально, массово он вряд ли возможен. Он работает, если выполнять его в полном объеме. И тут в большей степени заслуга родителей, семьи.

«Ваша икона – «Прибавление ума»

02_kj78945ifgsСвой путь к методу Гленна Домана прошла и семья Семенкиных. Диагноз аутизм их дочери поставили в три года. Сейчас ей семь лет. Родителей, которые к тому времени воспитывали еще троих детей, это известие привело в шок. Поначалу она развивалась нормально, но в полтора года у Ксении пропала речь. И вскоре появились крики. Она начала есть руками, отказывалась причесываться и носить платья. Начались серьезные проблемы в плане общения с братьями и близкими родственниками. Мама возила на консультацию ребенка по больницам и к различным медицинским светилам в Белгород, Воронеж, Москву. Ребенку назначали противосудорожные препараты, которые, по словам мамы, не успокаивали, а вызывали сильнейшие приступы. Родители были в отчаянии, состояние ребенка только ухудшалось.

– Семья наша была верующая всегда, – рассказывает Наталья Семенкина. – Всех детей мы воспитывали в вере. Конечно, мы ездили в монастыри к старцам, и они говорили – ваша икона Божией Матери «Прибавление ума», молитесь. Я читала ночью акафисты. Потом мы узнали, что у нас в Ярославской области, в городе Рыбинске, есть чудотворная икона «Прибавление ума».

Мы приехали туда и приложили Ксению к иконе. Но по возвращении состояние ее ухудшилось. Я думала, что не может быть, что мы съездили к такой чудотворной иконе, а дочери от этого еще хуже. Значит, Господь что-то нам хочет сказать. Значит, мы лечим ее не теми методами, надо искать другой путь. После того как пришло это осознание, моей маме дали номер Юли Марченко. Мы пообщались, и после первой беседы я поняла, что это наш путь. Нам надо лечить ребенка именно этим путем. Я сразу прочитала книгу и записалась на курсы в Москве.

Четыре года назад команда Гленна Домана начала проводить в Москве пятидневные обучающие семинары для родителей. Именно на такой семинар и приехала Наталья Семенкина. Потом вся семья отправилась в Институты достижения человеческого потенциала за границу. За три года лечения по методу Гленна Домана Ксения абсолютно изменилась. Она перестала кричать и спокойно общается с близкими и даже незнакомыми людьми. Ксения любит играть с братьями и ведет себя с ними, как обычный ребенок: обижается, если с ней поступили несправедливо, и сама просит прощения, если кого-то обидела. Девочка физически окрепла и пробегает в день несколько километров. Кстати, вместе с мамой. Она читает книги для детей 10 лет и решает математические задачи за 3 класс. У Ксении появились свои обязанности: она самостоятельно заправляет постель, складывает пижаму, убирает игрушки. Кроме того, она становится настоящей помощницей мамы: вытирает пыль, накрывает на стол и моет посуду, поливает цветы и протирает пол, учится готовить несложные блюда.

09_yifog7834yui– Сегодня мы приходим в храм, и в ней не увидишь больного ребенка, она ведет себя хорошо, – говорит Наталья Семенкина. – Она любит красивые платья. Радуется, когда у нее обновки, красивая одежда, она любит браслетики, бусики – это все для аутистов несвойственно. Чужих людей она тоже раньше не воспринимала, сейчас такого нет. Ксения просит, чтобы мы ее отвезли в зоопарк, в кукольный театр, за земляникой, за грибами, везде с ней бываем. В Италии, когда мы приехали на очередное обследование, на ней демонстрировали для других деток упражнения, она с удовольствием их выполняла. Ей нравилось, когда ее хвалили.

Стена, которая стояла между Ксенией и миром, словно растворилась. Педиатр, который наблюдал девочку с рождения, признает, что методика Гленна Домана приносит положительные плоды.

– Если сравнить с детьми этого возраста и даже старше, имеющими подобный диагноз, то чаще всего они асоциальные, то есть социально неадаптивные, – поясняет участковый педиатр детской поликлиники № 3 Петр Васильевич Хаустов. – Не могут ухаживать за собой. А здесь мы видим значительный прогресс. Ребенок социальный, контактный. Девочка живет в православной семье, где воспитанию уделяется большое внимание. Девочка общается со своими братьями, очень хорошо с ними играет. Она знает буквы, счет, у нее логическое мышление развито хорошо. В последний раз я видел ее в начале лета, если бы не знал, какой диагноз у нее, я бы сказал, что у девочки некоторые особенности. Эффект очень хороший.

Ребекка, увидевшая мир

В настоящее время в мире действуют несколько Институтов достижения человеческого потенциала: в США, Италии, Японии, Бразилии. Сюда приезжают родители с детьми, имеющими поражение мозга, со многих стран мира. Как правило, Институты находятся в загородном доме, тихом уютном месте, чтобы детям ничего не напоминало о традиционной больнице, врачах и болезненных процедурах. Супруги Джорджио и Марта Ланцетто привезли сюда свою старшую дочь Ребекку, которой в раннем возрасте диагностировали тяжелое генетическое заболевание. Их история похожа на предыдущие. Родители уже в первые месяцы заметили, что она развивается не как все дети. На их вопросы, что с ребенком, доктора отвечали, что она слегка ленится, поэтому она не делает того, что должны делать дети в ее возрасте. В девять месяцев у ребенка начались судороги, и потребовался целый год, чтобы медики разобрались в проблеме. Но когда диагноз был поставлен, эскулапы развели руками: шансов на нормальную жизнь у нее нет. В два года Ребекка могла только сидеть, но окружающий мир совершенно не воспринимала. После долгих поисков супруги Ланцетто нашли Институты достижения человеческого потенциала в Италии и привезли ребенка. После двух лет работы по методике Гленна Домана девочка начала ходить, воспринимать окружающий мир и стала общаться. Она играет с сестрами и любит изучать иностранные языки. Сейчас она знает семь языков. Ребекка, которая раньше была чужда этому миру, теперь отражает его в своих замечательных рисунках. Возможно, ее картины когда-нибудь появятся на выставках.

Статистика впечатляет родителей, но не врачей

К сожалению, российская традиционная медицина о реабилитационной методике Гленна Домана для детей с повреждением мозга практически не знает. Мы обращались к неврологам и психиатрам, но каждый раз получали отрицательный ответ. Хотя статистика, которую дают Институты, впечатляет.

83 процента из общего числа функционально слепых детей начали видеть. 83 процента из их числа научились читать.

87 процентов из общего числа функционально глухих детей впервые смогли слышать.

43 процента из общего числа неговорящих детей впервые в своей жизни заговорили.

63 процента из общего числа детей, неспособных ходить, самостоятельно впервые начали ходить без посторонней помощи.

51 процент из общего числа детей, способных ходить, но неспособных бегать, научились бегать.

63 процента из общего числа детей, изначально неспособных двигаться, научились передвигаться по комнате, ползая на животе в первый раз в своей жизни.

88 процентов детей впервые начали понимать на том же уровне, что и среднестатистический ребенок их возраста.

97 процентов из общего числа детей, которые были неспособны читать, начали читать впервые в жизни.
Конечно, можно усомниться в данных, которые дают сами Институты. Но тогда стоит вновь обратиться к историям Коли Марченко, Ксении Семенкиной, Ребекки Ланцетто и тысячам других подобных рассказов, которые сегодня можно найти на российских и зарубежных сайтах.

В полной мере методику Гленна Домана нельзя назвать медицинской. Она комплексная, вбирает несколько лечебных направлений плюс образовательный аспект. Возможно, поэтому она стоит особняком и не вызывает интерес у официальной медицины в России. В Соединенных Штатах Америки ее вообще восприняли в штыки. Домана обвиняют в том, что он опирается на устаревшие научные теории, которые признаны ошибочными. А может, дело не в методике, а в самой системе здравоохранения? На больных детях сегодня зарабатывает огромная часть медицинской индустрии, как это ни цинично звучит. В развитых странах существуют стандарты лечения заболеваний, которые применяются в официальной медицине.

– Я, например, знаю, что в Штатах некоторые методы лечения, которые явно приносят пользу, официально не признаны в силу такой системы здравоохранения, – поясняет ситуацию врач П.В. Хаустов. – Сейчас требуется доказательная медицина. В Штатах – и мы к этому идем – все построено на том, что если метод не помогает, там пациент сразу идет в суд. А врач должен быть защищен стандартом: «я лечил этим методом, он апробирован и должен быть эффективным. А если он не помог, значит, что-то пошло не так». А если врач берется лечить не по стандарту, тогда он может пострадать материально. Я бы сказал, что материальный вопрос влияет на все эти вещи.

Институты в России могут быть международной организацией

Несмотря на отчуждение со стороны официальной медицины, интерес к реабилитационной системе Гленна Домана в России растет. Идею создания Институтов достижения человеческого потенциала в нашей стране продвигают родители, которые лично на своих детях увидели положительные результаты. Теперь они хотят помочь другим детишкам, страдающим от повреждения мозга.

– Этим занимаются люди, которые проходят путь лечения своих детей, – рассказывает Наталья Семенкина. – Они видят результаты. Они испробовали много разных путей. Но проходя программу лечения по методике Гленна Домана в Институтах достижения человеческого потенциала, они видят, что их дети выздоравливают, детям становится лучше. По этой методике можно лечить других детей, она очень эффективна.

Довольна этим методом и бабушка Коли Людмила Васильевна Пронина:

– Эта система требует участия всей семьи, один человек ничего не сделает. Я знаю, у многих такая беда, но из этой беды можно выйти, можно помочь своему ребенку, и нужно всей семьей решиться на это. Я очень довольна этой системой. Было бы прекрасно сделать в нашем городе такой центр реабилитации, помогло бы многим.

Появление подобных институтов в России, безусловно, сразу снизило бы материальные затраты на лечение, которые неизбежно связаны с обучением и поездками за границу. Первые договоренности уже достигнуты.

– Мы рассчитываем, что Институты в России будут международной организацией, куда будут приезжать дети из русскоговорящих стран и соседствующих с ними, чтобы дети могли получить помощь, – говорит Дуглас Доман, директор Институтов достижения человеческого потенциала в США и Европе. – Чтобы это случилось, нам нужен русскоговорящий персонал. Сейчас персонал в Институтах работает за небольшую зарплату. Но это нормально – мы любим свою работу. Нам нужны люди, которые любят работать с детьми и их родителями, чтобы они могли приехать в Филадельфию для квалифицированной подготовки. Мы надеемся обучать персонал из русскоговорящих стран, которые будут потом работать в России как в международной организации. Надо выполнять стандарты, а результаты должны быть одинаковыми как в России, так и в любом другом месте в мире.

Сегодня методов реабилитации детей с особенностями развития предлагается много, мы рассказали об одном из них. Спорном – в теоретической части, но эффективном – в практической. При лечении методом Гленна Домана семья объединяется вокруг больного ребенка, научаясь деятельной любви. Возможно, этого и ждет от нас Господь.

Светлана Воронцова



   Методика деятельной любви Гленна Домана

      г.Старый Оскол
      2016 год


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 2