Куликово поле. Крест князя Димитрия Иоанновича

Поле Куликово. Художник Юрий Ракша, 1980 год

Кондратию Рылееву принадлежат строки:

Не нам, не нам страшиться битвы

С толпами грозными врагов:

За нас и Сергия молитвы,

И прах замученных отцов!

О чем же нам поведал поэт? О великой битве на Куликовом поле, произошедшей 21 сентября (8 сентября – по старому стилю) 1380 года, ставшей поворотным моментом во всей русской истории. Благословленный на ратный труд преподобным Сергием Радонежским, великий князь Московский Димитрий Иоаннович выступил против ордынского войска темника Мамая и наголову разбил его за пределами земель, тогда входивших в состав Руси.

Сражение развернулось в день, когда Церковь Русская славит Рождество Пречистой Богородицы. Православные люди отлично знают, что победы русского оружия над супостатом приходились на дни значимых христианских праздников. Святая Русь была не неким символом, не иллюзией, не фантомом, а самой настоящей реальностью для наших предков. Часто люди не соответствовали идеалам ее, они грешили, проявляли жестокость, могли быть даже скупыми в отношении ближних своих, но стоило стране встать на грань гибели, когда могли кануть в небытие и сами роды русские, и вера православная, и города, и храмы, как вспоминалось на генетическом уровне, что пора отринуть все мелочное, все переменчивое, все наносное и выйти на смертный бой за «Дом Пресвятой Богородицы», за жен, детей и стариков.

В XIV столетии редко русские воины доживали до сорока лет. Поэтому-то мы, их потомки, и живем сейчас, иногда проходя мимо их могил, скользя по курганам и древним крестам поверхностным ленивым взглядом.

Но, да не будет! Святая Русь бьется красной пульсирующей жилкой в глубинах сердец. Она не даст нам забыть свою историю, свою веру, своих пращуров.

В светском календаре 21 сентября – это День воинской славы. И возникает вопрос, как можно совмещать это празднование, безусловно связанное с Куликовской битвой, с церковным Рождеством Божией Матери. Меч, стрела, копье отнимают жизнь, а здесь в храмах поднимается радость из-за рождения Пресвятой Девы Марии. Но  если вы не «толстовец», радеющий за то, чтобы не сопротивляться «злу силою» и подставить свою выю под лезвие сабли врага, то наверняка вспомните кондак: «Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои́ Богородице; но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: Радуйся Невесто Неневестная».

Богородица помогает тем, кто поднимается на защиту своей земли, а не тем, кто срывает крест и бросает его во прах, скрываясь с поля битвы. Поэтому и всегда надеялась на Нее – Матушку-Заступницу и на Господа нашего Иисуса Христа наша земля. Философ Иван Ильин писал: «Соловьев насчитывает с 1240 по 1462 гг. (за 222 года) − 200 войн и нашествий. С четырнадцатого века по двадцатый (за 525 лет) Сухотин насчитывает 329 лет войны. Россия провоевала две трети своей жизни». Зная эти страшные цифры, поверить, что Русь-Россия уцелела случайно, без вмешательства вышних сил, невозможно.

На Куликовом поле против  нашествия Мамая впервые встали плечом к плечу в общем строю московские витязи, белозерские вои, серпуховские дружинники, ростовские и муромские бойцы. Князь Димитрий Иоаннович сумел собрать при поддержке Церкви и «игумена всея Руси» всех тех, кто ощутил себя единым народом, а не представителем отдельных княжеств. И надо учитывать, что страх перед татаро-монголами был велик. Он произрастал еще с XIII века, с погрома Батыева, с падения русских городов, до того не повергавшихся ниц перед степняками. Многие не верили, что монголов  можно бить в честном бою, а не наскоком в партизанских схватках.

Но князь Димитрий в 1378 году в битве на реке Воже показал, что уже «умалилась слава ордынская», разбив мурзу Бегича. И именно он и взял крест противостояния с Мамаем, стремившимся поднять престиж падающей в пропасти времени Золотой Орды.

А ведь московский князь мог и не выходить на битву, достаточно было договориться с ордынцами  об  уплате  повышенной дани. В конце концов Димитрий Иоаннович и Мамай знали друг друга лично (об этом историки редко говорят).

Правителям договориться всегда можно за счет ограбления подданных. И в Москве далеко не все оказались довольны тем, что Русь решила выступить против Орды. Привыкли ведь, что отдали дань – и живи как хочешь. Ну, налетали татары, грабили окраины княжества, кого-то  уводили в рабство, так это же неизбежно, как нашествие саранчи.

Однако великий князь подумал, что пора окоротить Орду, стыдно становиться в униженную позу перед противником, позорно покоряться тому, кто привык смотреть на тебя презрительно, хуля твою веру. Церковь поддержала Димитрия Иоанновича. Иноки Андрей Ослябя и Александр Пересвет вместе  с  крестом взяли в руки копья. И был сражен русским православным монахом ордынец Челубей, изучавший боевые искусства на далеком Тибете. «Кто против нас, если с нами Бог!»

Сам князь Димитрий в сражение вступил в доспехе простого воина. Он хотел быть в гуще схватки, рядом с воинами, а не в безопасном месте под червленым стягом.

Сам князь был ранен, и его нашли только после сражения. Но бежали разбитые татаро-монголы вместе с хваленой генуэзской пехотой и арбалетчиками. И вопили они в ужасе: «Страшен русский Бог!»

Тяжелой была битва. Велики русские потери. Недаром «Задонщина» (XIV-XV вв.) передает речь благоверного князя Димитрия Иоанновича: «Братья, бояре и князья и дети боярские, суждено вам то место меж Дона  и  Днепра, на поле Куликовом, на речке Непрядве. Положили вы головы свои за святые церкви, за землю за Русскую и за веру христианскую. Простите меня, братья, и благословите в этом веке и в будущем. Пойдем, брат, князь Владимир Андреевич, во свою Залесскую землю к славному городу Москве и сядем, брат, на своем княжении, а чести мы, брат, добыли и славного имени!»

Более шести столетий минуло от Куликовской битвы. Исчезла и дубрава, где стоял знаменитый засадный полк, нанесший смертельный удар войску Мамая. Не найти ныне и костей павших русских воинов. Но у Бога все живы. А в истории русской живет образ великого князя Димитрия Иоанновича, прозванного Донским. И простирает Пресвятая Богородица над Россией свой омофор, храня ее.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

24 + = 30