«Крути колесо, славяне, в рай попадем!»

Мой отец-фронтовик очень любил книги. Хорошо помню, что он, возвращаясь из командировки, обязательно привозил какую-нибудь книгу.
И до сих пор на моих полках стоят отцовские приобретения с метками: «Куплена в Москве», «Куплена в Рязани», «Куплена на станции Касторная» и т.д. Но вот литературу о Великой Отечественной войне отец почти и не читал. Мне довелось слышать, как в разговоре с моей мамой он признался, что хотя и воевал не столь долго – полтора года, но хлебнул военной судьбинушки полной чашей. А романы, посвященные событиям 1941-1945 годов, ему казались какими-то приукрашенными и неискренними.
Но вот «Живые и мертвые» Константина Симонова и «Горячий снег» Юрия Бондарева заняли достойное место в отцовском книжном шкафу. Особенно тепло папа относился к творчеству Бондарева. Они ведь, почитай, сверстниками были, разница-то всего в два года. И, может быть, поэтому взгляды Юрия Васильевича на войну были так близки и моему отцу.
Юрий Бондарев родился 15 марта 1924 года, день в день с другим известным русским писателем Валентином Распутиным. Только последний был на 13 лет моложе. Но и тот, и другой, принадлежали поколениям, которым пришлось пережить все невзгоды жестокого XX века.
Детство у Бондарева было вполне счастливым. Воспитание в семье он получил достойное. Он так вспоминает о нем: «Ненависть и злоба – плохие советчики. Война разделяет людей. В конце концов побеждает разум. Ничто так не сближает народы, как культура. Высший идеал – сама жизнь. Вся русская классика пронизана мыслями о любви и добре. Откуда эти ростки? Прежде всего от воспитания в семье. Часто вспоминаю своих покойных родителей. Они делали все, чтобы мы росли честными и совестливыми. Отец учил мужественности и стойкости, с мамой связаны сердечность и нежность. Так было и в других семьях. Тем и славилась Россия. Мы воевали с мыслью, что за нами стояла Родина».
Воевать Бондарев начал в 1942 году, а закончил в 1944. Военные дороги он прошел в качестве минометчика и артиллериста. И именно здесь, под вражеским огнем, и сформировалось его отношение к людям и Богу: «Попал в самое пекло под Сталинградом. Был помощником командира взвода в звании старший сержант. Два орудия, лошади, ящики со снарядами. В войну выслужиться было непросто. Лейтенанта получил уже после окончания военного училища в Оренбурге. В сорок четвертом году Сталин приказал снять с фронта молодых солдат и направить на учебу. Думали о подготовке новых офицерских кадров. Год проучился. Предлагали поехать на Дальний Восток, но я отказался. Хотелось домой. К тому же давали о себе знать ранение и контузия. Выжил на войне чудом. Были случаи, когда, что называется, смотрел смерти в глаза. Однажды снаряд прямо-таки ввинтился в бруствер прямо передо мной, но почему-то не взорвался. В голове промелькнуло: «Господи, спаси и сохрани!» И уцелел.
А еще как-то угодил под шрапнель. Мой вещмешок разнесло в клочья, а спину задело только по касательной. Значит, Бог и на этот раз помиловал. Вообще-то говорить долго о войне я не могу. Тяжко…»
После демобилизации Бондарев решился поступать в Литературный институт имени Горького. Принес свои стихи и рассказ. При приеме стихи ему посоветовали просто выкинуть. Рассказ же попался на глаза К. Паустовскому, который набирал свой курс, и очень понравился. Так Бондарев и был принят в вуз.
Бондаревское творчество абсолютно искреннее. Его рассказы, повести и романы обычно причисляют к «лейтенантской прозе», хотя далеко не все произведения посвящены войне. Но тема Великой Отечественной войны – основная у Бондарева. И его взгляд на войну действительно «лейтенантский», а не «генеральский». Он видит сражения, любовь и смерть не из высокого кабинета или Ставки, но из окопов. И не геройством упивается писатель, а показывает войну как тяжелую, страшную, но необходимую работу. Неслучайно в «Горячем снеге» звучат простые немудреные слова: «Работа солдата – как колесо, братцы, без начала, без конца! – послышался снизу голос Уханова. – Крути колесо, славяне, в рай попадем!»
А еще персонажи романов и повестей Бондарева раскрываются совершенно с разных граней. Это не лубочные герои «без страха и упрека», нет, это обыкновенные люди, которые не грезят о лаврах победителя, но которые делают свое дело, чтобы жила Родина. И персонажи Бондарева в своем психологическом наполнении очень близки к героям романов Федора Михайловича Достоевского. Читая «Горячий снег» Бондарева, невольно думаешь, что лейтенант Кузнецов – это точно Алеша Карамазов Достоевского.
Бондарев написал много хороших вещей. Читатели любят его книги: «Юность командиров» (1956), «Последние залпы»(1959), «Батальоны просят огня» (1957), «Тишина» (1962), «Горячий снег» (1970), «Берег» (1975), «Выбор» (1981) и т.д. Юрий Васильевич выступал в качестве сценариста фильмов «Горячий снег» и «Батальоны просят огня», а также киноэпопеи «Освобождение».
Литературный успех Ю.В. Бондарева был отмечен наградами и премиями. А в 2015 году его удостоили Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.
Сейчас Юрий Бондарев тяжело переживает то, что происходит с российской культурой и литературой. В одном из последних интервью он говорит так: «Иной раз задумываюсь: почему у нас за последние двадцать лет не возникло ни одного писателя, о романе которого заговорила бы вся Россия? Или актеров уровня Бабочкина, Ильинского, Царева…
Раньше народ жил скромнее, но все двери в искусство были открыты настежь. Теперь на них пудовые замки. Без денег никуда не суйся! Отсюда – бездуховность, пошлость, цинизм. Появились какие-то мнимые «звезды», раскрученные до небес телевидением и радио. На самом деле – это пустышки».
Но Бондарев все равно верит в Бога и Россию: «Русский народ за многие века претерпел столько бед и страданий, что диву даешься: как выдюжил? Нигде нет такого числа подвижников и святых. Неслучайно во всем мире смотрят на Россию с надеждой и верой в справедливость и добро».

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 7 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ