Крест русского педагога

К. Д. Ушинский. Коллаж Александра Гончарова

Педагогика – самая сложная наука на свете. Она служит делу воспитания и образования человека, становлению личности и осознанию ею себя самой.

С древних времен известно, что судьбы государств, народов и цивилизаций зависят от качества подрастающих поколений. Плохо воспитанные и образованные люди могут распылить бездарно наследие предков, погубить не только свои семьи, но и целые нации.

Крест педагога тяжел, но почетен. И не каждому хватит сил и таланта его пронести через года и неблагосклонные к педагогическому труду эпохи. И потому выдающиеся учителя и наставники всегда составляли золотой запас генофонда, хотя далеко не всеми их согражданами это осознавалось.

Константин Дмитриевич Ушинский (1823–1871) занимает выдающееся место в русской классической педагогике, да и за границами нашего Отечества его деятельность и сочинения хорошо знакомы всякому, кто серьезно подвизается на стезе воспитания и образования.

К сожалению, массовому потребителю информации фамилия Ушинского мало что скажет, он не поп-звезда, не актер, не спортсмен, не политик.  А между тем современная Россия оказалась в неординарной ситуации. Обычно народы и страны разделяются в пространстве, мы же раздроблены и во времени. Русь, Российская империя, СССР и Российская Федерация – это отдельные фрагменты большой льдины, несущиеся по течению реки истории, наползающие друг на друга, подминающие и дробящие те куски, которые оказываются внизу. Хуже другое. Хомо сапиенсы, восседающие на льдинах, с радостью восклицают: «Ага! Еще одного вражину раскололи и утопили!»

Нам нужно спрыгнуть с льдин на берег, построить надежную лодку, но сие можно осуществить лишь в союзе, прекратив делиться на «красных», «белых» и «серо-буро-малиновых в крапинку». Единство начинается с тихого-малого, это только развал громыхает немилосердно.

Педагогика К. Д. Ушинского – мост, соединяющий все слои России. И не воспользоваться ей является окаянным грехом.

Но все-таки, кто такой Ушинский и какое наследие он нам оставил?

Биография Константина Дмитриевича самая что ни на есть обыкновенная. Правда, долгое время в учебниках и словарях указывалась ошибочная дата его рождения – 2 марта (н. ст.) 1824 года. Однако после доскональных научных изысканий в архивах Российской империи исследователи точно установили, что Ушинский пришел в этот грешный мир 3 марта 1823 года в славном городе Туле.

Первоначально Константин Дмитриевич не предполагал заниматься педагогикой. Но через два года после окончания юридического факультета Императорского Московского университета (1844) он получил назначение на профессорскую должность в Ярославском юридическом лицее. Но там он не удержался, так как был сочтен неблагонадежным из-за реакции на студенческие волнения. Его уволили в 1849 году.

В 1854 году он приходит трудиться в Гатчинский сиротский институт сперва учителем, а затем и инспектором. Оказавшись великолепным практиком, К. Д. Ушинский в 1857–1858 годах показал себя и блестящим теоретиком, опубликовав великолепные статьи: «О пользе педагогической литературы», «О народности в общественном воспитании», «Три элемента школы» и др.

Памятник К. Д. Ушинскому перед зданием Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена в Санкт-Петербурге. Изображение с сайта rossaprimavera.ru

В России общество и государство открыли для себя, что в стране появился новый сильный педагог.

В 1859 году Ушинского приглашают инспектором классов Смольного института благородных девиц, находившегося под покровительством Императорского Дома. А в «Письмах о воспитании наследника русского престола» (для жены Александра Второго – императрицы Марии Александровны) ученый показал идеал монарха. Эти письма были встречены с одобрением.

В Смольном же Константин Дмитриевич значительно изменил программу обучения, уделив главное внимание русскому языку и литературе, а также естественным наукам и трудовому воспитанию. По его инициативе был основан профильный педагогический класс.

В 1860–1861 годах ему поручили редактирование «Журнала Министерства народного просвещения». В нем Ушинский опубликовал ряд своих важнейших педагогических статей: «Труд в его психическом и воспитательном значении», «Родное слово», «Проект учительской семинарии». В 1861 году же вышла и его великолепная хрестоматия по русскому языку «Детский мир».

После конфликта с начальством Смольного института Ушинскому оставаться там было нельзя. И его наказали… За казенный счет отправили изучать школьное дело за рубежами империи и лечиться.

В 1864 году за границей Ушинский написал и издал учебник для начальных классов «Родное слово», а чуть позже и «Руководство к преподаванию по „Родному слову“ для учителей и родителей». Последнее выдержало до революции 147 изданий. И до сих пор остается актуальным для преподавателей русского языка.

Свой главный труд «Человек как предмет воспитания, опыт педагогической антропологии» Константин Дмитриевич стал публиковать, вернувшись домой. Но третий том этого фундаментального исследования в полном виде так и не вышел из-за преждевременной смерти в 1871 году.

Всю свою педагогическую судьбу Ушинский посвятил созиданию народной русской школы. Он отстаивал право на ее самобытность. Его тяготило преклонение пред чужими и чуждыми России идеями, о чем он искренне и писал: «Мы до сих пор пользовались иноземными убеждениями, зато мы и меняли их легко, зато они и прививались к нам плохо, и приносили мало существенной пользы. Но в настоящее время Западная Европа дала нам страшный урок: тысячи ее убеждений сразились и рассыпались как прах. Теперь нам, к счастью или к несчастью, но уже нечему подражать: где за границей мы найдем убеждение, которое мы могли бы признать своим? Уж, конечно, не во Франции, где правительство держится только отсутствием прочных убеждений в обществе и где общество довольно правительством именно потому, что у него нет никаких убеждений».

Константин Дмитриевич являлся православным христианином и многодетным отцом. У него с супругой Надеждой Семеновной было шестеро детей. Впрочем, по меркам тогдашней России – это вполне рядовая семья. Поэтому и исходя из своего педагогического опыта Ушинский уделял трепетное внимание православному воспитанию и категорически протестовал против насаждения материалистических убеждений в школах: «Каждый, кто принимается за дело воспитания, прежде, чем начать сеять в детские души семена материалистических воззрений, должен посмотреть на плоды, которые могут вырасти из этих семян: …оправдание  деспотической  власти одного человека над другим, презрение к человеческой личности, равнодушие к праву и правде, полная бесправность отношений, уважение к одной силе, жестокость – словом, все те страшные явления, которые замечаем мы в обществах дикарей и язычников…»; «Всякая школа, позабывшая слова Спасителя: “Не хлебом единым жив будеши” (Мф. 4:4) и приготовляющая человека только к материальной жизни, как бы утончена эта жизнь ни была и сколько бы ни требовалось для нее познаний, не выполняет своего значения. Она не приготовляет человека к жизни, но на первых же шагах сбивает с настоящей дороги».

Кстати, православие и было творческим фундаментом педагогики Ушинского, недаром он писал: «Наша святая вера хороша… Она удовлетворяет человеческой натуре, открывает ей бесконечность, а не эгоистическую деятельность; дает терпимость, не признает ничьей власти над совестью (человека), не допускает произвола, хранит исторические предания, признает свободу воли».

Ключевым термином для Константина Дмитриевича Ушинского была «народность», то есть построение образовательного и воспитательного процесса на традициях и вере русского народа. А его юношеский девиз «Сделать как можно более пользы моему Отечеству – вот единственная цель моей жизни, и к ней-то я должен направлять все свои способности» пригодится молодым поколениям, живущим в России и от души любящим свою Родину.

 

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

76 − = 70

АРХИВ ГАЗЕТЫ