Крест как символ свободы

Православная Церковь является хранительницей свободы, свободы истинной, которая делает человека человеком.
Современная цивилизация удивляет своей отчаянной крестофобией. Кресты выносят из европейских школ, с нательным крестиком запрещают приходить на работу в целом ряде стран, а на территории бывшего СССР с каким-то исступлением развернулись кресторубы. Крест мешает жить только жизнью тела. Он зовет. Он обещает. От зова Креста стараются отмахнуться, ибо это возглас Вечности (а в нее не принято верить). От обещаний закрывают уши, ибо обещания исходят от Бога. Эгоист чтит лишь самого себя и тайно или даже открыто жаждет, чтобы Господа не было, ведь перед Христом эгоизм смешон и жалок. В обществе потребления ты можешь быть кем угодно, хоть подлецом и негодяем, но только не жалким.
Мировой экономике тоже не нужен Крест. Ссуды и кредиты под проценты – основа ее. Но Крест, соединяющий горний и дольний миры, заявляет, что деньги не всесильны: все злато мира не спасет на Страшном Суде. «…Ростовщик старается богатеть не столько деньгами, сколько грехами, губя жизнь должника, а вместе с этим и свою душу: потому что проценты являются как бы порождениями ехидны, гнездящимися в груди сребролюбцев и как бы предвозвещающими угрожающих неусыпающих червей, которых не избегнут в будущем веке. Если бы кто из них сказал мне: поскольку ты не позволяешь мне брать проценты, то я удержу за собою избыточествующее серебро и имеющим нужду занять откажу; пусть знает таковой, что он хранит в своих недрах породительниц ехидн, имеющих стать для него породительницами и оных неусыпающих червей!» (Святитель Григорий Палама).
На Западе искренне полагают, что переход от мужского пола к женскому – это свобода, что регистрация содомитских и лесбиянских браков – это свобода, что возможность поедать гамбургеры и отказ от постов – это свобода. Но как мелочна подобная свобода перед Крестом…
Грех всегда пошл перед праведностью. Грех лишает человека права на человечность. Гей-парады разворачиваются по сходным правилам вне зависимости от континента и страны. Они показывают развоплощение народов, сливают этносы в единую серую массу (отсюда тяга всех содомитов к ярким тонам, хочется ведь хоть как-то выделиться, а покрасоваться-то и нечем!).
А если обратим свой взор на международную политику, то узрим боязнь Креста и здесь. Войны ведутся не ради поруганной чести или защиты слабого, но для захвата чужих ресурсов, территорий, технологий и прочего. Священная война непонятна мировому истеблишменту. Осталась лишь война, приносящая доходы и дивиденды. Солдатам приходится умирать за то, чтобы кто-нибудь мог слопать лишний кусок бифштекса, купить третий автомобиль и сходить на концерт Элтона Джона. Не собираюсь оправдывать средневековых крестоносцев, но сейчас сама возможность стать крестоносцем изгнана из сознания потребителей.
Россию не любят на Западе. А почему? Ответ прост. Мы – не лучшие, не прогрессивные. У нас много пороков. Есть и пьянство, и блуд. Но и пропойца иногда у нас может, после мата и кощунств (да! да!), упасть на колени у входа в храм и вымолвить: «Господи, помилуй меня, грешного!» Россия, при всех недостатках, остается с Крестом.
27 (14) сентября мы празднуем Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня. События IV века мы принимаем, как случившиеся только что. Крест дарит нам свободу, надежду и любовь. Крест с нами! Крест над Россией!

Александр Гончаров,
к.ф.н., ст. преподаватель кафедры журналистики СОФ ВГУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

92 − = 82