«Крепка, как смерть, любовь…»

Богач и Лазарь. Художник В. И. Суриков, 1873 год

Размышляя о потере близких людей, нам стоит задуматься о собственной душе, о своем духовном состоянии.

Еще один Лазарь

Евангельская притча о богаче и Лазаре дает нам пример того, как может сложиться наша жизнь и тут, на земле, и там, за гранью этого мира, если мы не будем искать глубинного общения и участия в жизни людей, которые нас окружают. Ведь пропасть, которая отделяет богача от Лазаря в загробном их бытии, образовалась уже тут, на земле.

Богач был ни плох и ни хорош. Богач как богач – ничем не отличался от наших современников, живущих в достатке. Он любил поесть, хорошо одеться и удивить гостей радушным приемом. Совершенно обычная, на самом деле, жизнь. Сегодня даже богачом не надо быть, чтобы позволить себе подобное. В тени богатого дома жил нищий Лазарь. Герои притчи были знакомы между собою, но между ними всегда лежала колоссальная пропасть. Лазарь мог только мечтать о крошках с барского стола, но он никогда бы не попал за стол к богачу. А богач просто не считал это обстоятельство проблемой: нищих много, всех ведь не прокормишь… И вот такая близорукость в очах Божиих является подлинной трагедией личности.

Богач мог вырасти духовно, оказав помощь Лазарю. Он мог стать щедрым и проникнуться чувством если не любви, то хотя бы жалости и сострадания к человеку, которому заведомо хуже, чем ему самому. Тем более помочь ему не составляло труда. Но у богача не было душевных сил, не было внутренней щедрости и внимания к окружающим. В итоге диалог между этими двумя людьми случается уже за чертой жизни. Слишком поздно, когда уже изменить ничего нельзя.

Это, конечно же, притча.

И богач, и Лазарь – вымышленные персонажи, собирательные образы людей, которые актуальны во все времена. Но автор притчи – Господь наш Иисус Христос. И выводы, которые мы можем сделать, прочитав этот евангельский отрывок, могут способствовать нашему духовному росту и движению навстречу друг другу. Начало этому движению необходимо положить уже сейчас, иначе может быть поздно.

Бога мы не видим, но можем почувствовать в опыте молитвы. Любовь, радость, ласку, отзывчивость и чуткость мы можем проявить к тем, кого видим рядом с собой каждый день. Мы либо терпим их, либо не терпим. Любим или не любим. И все эти эмоции и чувства остаются с нами, когда кто-то из наших близких умирает. Не бывает так, что человек умер, и мы сразу же перестали его любить. Премудрый Соломон говорил: «…крепка, как смерть, любовь…» Эти слова подлинно описывают взаимоотношения людей, которые старались сохранять близость и радость общения друг с другом. Человек умирает, а место в нашем сердце так и остается занятым.

Как пережить боль утраты?

Боль может быть настолько пронзительной и сильной, что нам может на миг показаться, что эта рана не затянется никогда. Но мы способны обрести утешение в молитве.  Бог, к Которому мы обращаемся, с Которым пытаемся поговорить в самый критический момент нашей жизни, способен в этот же момент нам ответить.

Часто после погребения человек подходит к священнику и говорит: «Батюшка, что мне делать, как молиться, что почитать?» Подробно о молитве за усопших мы поговорим позднее. А вот о том, какое печатное слово может принести утешение, скажу сейчас.  Обычно я советую в первую очередь читать Евангелие. Когда человек прикасается к слову Божию, это тоже сродни молитве. Господь со страниц Писания отвечает страждущему на все его недоумения.

Молодая женщина в молитве. Художник В. И. суриков, 1879 год

Наряду с чтением Евангелия, можно открыть для себя жития святых. Когда мы говорим об опыте святости, то должны понимать, что к святости призваны все христиане, и это вполне достижимый идеал. Святые угодники Божии – ориентир для нас.

Священное Писание и жития святых содержат массу примеров того, как Бог отвечал людям в разные моменты их жизни.  Вчитываясь в эти примеры, мы можем для себя найти то, что хотя бы отчасти утешит нас.

Мне на ум приходят два примера людей, причисленных к лику святых, которые трагически теряли своих близких и при этом нашли в себе силы жить дальше. Они жили в начале прошлого столетия, и мы легко можем понять их менталитет и образ жизни.

Священномученик митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) столкнулся, пожалуй, с самой страшной потерей. Его ребенок умер из-за того, что по неосторожности проглотил иголку. Спустя совсем короткое время от нестерпимого горя умерла его жена. После этой трагедии будущий архиерей принимает монашеский постриг и все силы полагает на устроение как своей жизни, так и жизни церковной.  Возглавив епископскую кафедру, владыка Владимир много времени и внимания уделяет заботе о детях и семьях духовенства во вверенных его попечению епархиях. Из-под его пера выходит книга «Беседы о православном воспитании детей».

Вспомним преподобномученицу великую княжну Елизавету Федоровну Романову. Ее горячо любимый муж был убит террористом. Злоумышленник бросил в него бомбу. Взрывная волна была такой силы, что сердце князя Сергея Александровича нашли на крыше одного из петербургских домов спустя несколько дней. Елизавета, узнав о смерти мужа, немедленно прибыла на место трагедии и буквально по частям собирала тело своего супруга.

«Зачем нам нужны какие-то примеры? Они ведь вовсе не утешительны…» – скажете вы.  Этот вопрос звучит вполне закономерно, когда мы сталкиваемся с горем и скорбью, нам кажется, что кроме нас в этом мире никого нет, и кроме нас такое горе не переживал никто. Я сейчас не пытаюсь обесценить факт скорби. Хотя это нередко встречается в жизни, когда люди неуклюже и формально пытаясь утешить человека, говорят совершенно абсурдные вещи. К примеру, болеет у тебя ребенок, а тебе прилетает: «Но не умер же!» или «А в Африке дети вообще голодают…». Действительно, универсальный ответ. Утешения, которые преподносятся в таком ракурсе, всегда неуместны.

Конечно, утешителю хочется почувствовать себя тем самым другом, который познается в беде. Но иногда нужно просто помолчать или поплакать вместе с человеком. А иногда и вовсе отойти в сторону и не навязывать свою помощь. Да, не каждый человек в период горевания нуждается в наших объятиях: ему достаточно знать, что такой друг есть, и, если необходимо, к нему обязательно обратятся.

А приведенные выше примеры сильных духом людей в момент скорби должны обратить нас прежде всего к молитве. Мы можем помолиться и священномученику Владимиру, митрополиту Киевскому, и святой Елизавете о том, чтобы у нас хватило сил пережить боль утраты. Об этом обязательно нужно молиться.

Протоиерей Максим Горожанкин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

72 − 69 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ