Кому мешает «кириллица»?

Мы уже привыкли отмечать 24 мая День славянской письменности и культуры, приуроченный, естественно, к празднованию Дня памяти равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей Словенских. Кажется, что все нормально и спокойно. Торжества проходят регулярно и отлично подчеркивают вклад Православной Церкви в развитие культуры Руси-России и славянских народов.
Однако не все так безоблачно и безмятежно. В целом ряде СМИ постоянно муссируется тема о первородстве «глаголицы» как письменности перед «кириллицей». Причем волна публикаций на данную тему неизбежно возрастает к 24 мая, а затем, как по мановению палочки дирижера, спадает. Все это далеко не случайно.


Русская Православная Церковь является первейшим охранителем славянской культуры. В современном же мире, где процесс глобализации разрушает национальное самосознание, где все постепенно подчиняется абсолютно усредненной массовой культуре с ее культом индивидуализма, Церковь и «кириллица», защищающие народное бытие, являются препятствиями для безудержного потребления и господства транснациональных корпораций. В государствах, попавших под пресс глобализации, идеальным считается гражданин, отрекшийся от своей веры и традиции. «Кириллица» же традицию поддерживает и укрепляет.
В СМИ отслеживаются три направления удара по «кириллице» и Церкви. Первое оформляют неоязычники, утверждающие, что христианство на Руси было насаждено в результате жутких и кровавых репрессий, а «глаголица» – исконно русская письменность – насильственно искоренена.
Второе продвигают либеральные ученые-западники, воюющие с «кириллицей» потому, что своеобразный славянский алфавит мешает продвижению ценностей «цивилизованного мира».
Третье же насаждают любители-псевдоисторики, желающие за счет сенсаций добиться известности и денежного дождя в свои карманы.
Впрочем, нападки на «кириллицу» и «солунских братьев» начались еще в XVIII веке, когда на Западе почувствовали, что славяне, живущие на территориях европейских стран, видят в России освободительницу и наставницу. Но по-настоящему атака развернулась в XIX-XX вв. В Австро-Венгрии, Германии и Великобритании пошел цикл «научных» публикаций против первородства «кириллицы», подхваченный и русской полулиберальной интеллигенцией.
На «кириллицу» ополчились теолог Ф. Гревс и  сын пастора П. Шафарик, написавшие ученые труды, ныне почитаемые в определенных научных кругах, где доказывалось, что Кирилл и Мефодий создали «глаголицу», а «кириллица» появилась позже. Впрочем, и до них, и после них, выдвигались и более радикальные идеи, суть которых заключалась в том, что просветители из Византии просто использовали чужие работы: не то кельтских монахов, не то готских, не то блаж. Иеронима, не то… Плагиат-с, понимаешь. А «кириллицу» создали совсем не Кирилл и Мефодий, но некие их последователи. И уже эту письменность насилием внедрили в славянских землях, уничтожая попутно тексты на «глаголице».
Сейчас повторяется все то же. И напрочь забыта теория академика А.И. Соболевского о происхождении «глаголицы» из «кириллицы», искусственном выведении первой из последней. А аргументы Соболевского опровергнуть так ведь никто и не смог. Не удостаивается вниманием и такой факт, что «глаголица» неизменно получала распространение в зонах католического наступления на Православие. Можно, пожалуй, сказать, что «глаголицу» продвигали в пику «кириллице» католики. Когда же «глаголица» как лингвистическое оружие стала не нужна, от нее легко отказались и перешли на «латиницу».
Любопытно, что в популярной интернет-энциклопедии «Википедия» (см., например, раздел «Вопрос старшинства кириллицы и глаголицы», в пользу «глаголицы» приводится масса доводов (более 50 процентов которых откровенно лживы!), в защиту же «кириллицы» – всего несколько рассуждений (довольно-таки слабых!). Об изысканиях А.И. Соболевского – ни звука!
В массовое сознание исподволь внедряется мысль: «Русская письменность вторична. Православная Церковь – это не радетель национальной культуры, а обманщица, паразитирующая на чувствах народа». Всякий, кто умеет мыслить логично, поймет, что за, казалось бы, чисто лингвистическим и филологическим спором скрывается под спудом желание разрушения русского языка, государства и Церкви. Одним словом, на месте русского православного человека должен остаться «голенький» потребитель, не помнящий своего родства и существующий по принципу: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем!» (1 Кор 15, 32). И прав, прав, тысячу раз прав  апостол Павел: «Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор 15, 33).
И как же здесь не вспомнить слова русского философа Н.А. Бердяева: «В воле нации говорят не только живые, но и умершие, говорит великое прошлое и загадочное еще будущее. В нацию входят не только человеческие поколения, но также камни церквей, дворцов и усадеб, могильные плиты, старые рукописи и книги. И чтобы уловить волю нации, нужно услышать эти камни, прочесть истлевшие страницы».
Борьба против «кириллицы» является войной «худых сообществ» с «добрыми нравами». Нас хотят оторвать от веры предков, от собственной истории, от самих себя и, в конечном счете, и от Царствия Небесного.
Следование путем равноапостольных Кирилла и Мефодия – это не только способ защиты русской культуры, но и важнейший элемент в отстаивании самостоятельного бытия нашего народа от посяганий потребительского духа, духа разрушения и смерти.
Нас пытаются всеми силами оттолкнуть от Русской Православной Церкви. Похождения «Pussy Riot» и «ученое» осмеяние «кириллицы» – это ядовитые плоды с одного и того же дерева, поставляемые все одним и тем же купцом. Те, кто не любят Русь, отлично понимают, что наше Отечество подпитывается живительными соками от Православия. А нам необходимо настоятельно помнить: «Пока стоит Русская Православная Церковь – живет и Россия».

Александр Гончаров, к.ф.н., ст. преподаватель кафедры журналистики СОФ ВГУ

На иллюстрации – буквы глаголической азбуки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 2 =