Когда подкрадывается тьма

01_fgsdh872gjkf1efXX век от Рождества Христова заставил заговорить о давным-давно забытых явлениях и проблемах. Внезапно для большинства людей, живущих в Европе и странах, связанных со Старым Светом культурными ветвями, на мир надвинулось новое язычество. Первоначально оно робко подкрадывалось к культуре и политике, а затем и развернулось во всю ширь, захватывая значительную часть духовной сферы общества.

Впрочем, если присмотреться к процессам, запустившимся в истории еще в XIX-м столетии, неожиданность обнаруживается просто мнимой. Именно тогда Запад повернул свой путь к отказу от Христа и христианства. Развивающемуся капитализму требовался потребитель, не сдерживаемый борьбой с грехом, ибо нажива на страстях человеческих во все времена приносила огромную прибыль. Атеизм, после кровавой Французской революции XVIII века, оказался не в состоянии удовлетворить запросы дехристианизаторов, да и вызывал определенные опасения. Поэтому совершенно по заказу (ведь на публикации книг, журналов и газет, посвященных соответствующей тематике, да и на разработку пропагандистских программ вкупе с псевдонаучными исследованиями требовались деньги!) началось «возрождение» язычества, благо опыт имелся еще от эпохи Ренессанса.

НЕОЯЗЫЧЕСТВО – современное религиозное направление, возникшее на основе традиционного магизма, шаманизма, мифологии и сатанизма и претендующее на осмысление и разрешение проблем личности и общества.
 
Новая философская энциклопедия

Алхимия неоязычества

Конечно же, поворот к античному политеизму был невероятен (взять из него что-либо оригинальное и привлекающее внимание масс представлялось делом сверхсложным, тем паче древнегреческая и римская философские и мифологические построения обыденно изучались в университетах и гимназиях). Да и Платон, Плотин или Плифон вряд ли бы ублажили публику, а «олимпийская религия» с Зевсом, Артемидой и прочими божествами никогда и не годилась для соперничества с христианством. На помощь ратующим за буржуазную выгоду пришла интеллектуальная элита Европы и США, заболевшая религиозными культами древних германцев, кельтов и… Индии пополам с Китаем и Японией. Богема ринулась в буддизм, индуизм и т.п., как мухи на тарелку с медом. Пионером в данном движении явилась Англия, обладавшая колониями по всему земному шару. Даже теория Ч. Дарвина возникла не из научных фактов, но из буддистских воззрений на происхождение человека и Каббалы. Оккультизм с его тайными «знаниями» (неизбежный спутник язычества) захватил интеллигенцию, которая и понесла его другим слоям и классам общества. Чувство избранничества, липовая причастность к неизведанному, преклонение перед странным породили неоязычество. Причем остатки собственно европейского язычества любопытным образом перемешались с «мистикой» Востока, как жидкости в колбе у алхимика. А уже после Первой Мировой войны (1914-1918 гг.), когда полыхнуло разочарование от науки (развитие коей полагалось как средство сделать человечество добрее и лучше), перед неоязычеством упали последние преграды. Джинн вырвался из бутылки. А протестантизм и католицизм (ошельмованные СМИ и до известной степени сами зараженные язычеством) ничего ему противопоставить не смогли…
Во второй половине XX века Запад окончательно пропитался неоязычеством – во всех разрядах и быта, и политики, и культуры, и экономики. Даже то, что, казалось бы, не имеет отношения к неоязычеству, в реальности выпестовано им. Достаточно непредвзято оглянуться и подумать. Феминистки – «новые амазонки», негодующие от «произвола» мужского пола. Ювенальная юстиция – живенькое напоминание о традициях классического Востока, когда детей отбирали у рабов и воспитывали в рамках храмовой проституции. Гей-парады отлично согласуются с гомосексуальным «наследием» язычества Вавилона. А ненависть к христианству произрастает из смеси ведовства Европы с индусским оккультизмом. Такие идеологии, как фашизм, вообще напрямую отсылают к псевдодревностям германцев, галлов и славян. В массовой культуре нашлось место и верованиям индейцев Америки, и вуду, и африканскому анимизму, и шаманизму разных мастей. Достаточно просмотреть популярные фильмы из кинопродукции Голливуда, хотя бы «Аватар», «Гарри Поттера» или «Звездные войны». Тьма подкралась тихо и обволокла со всех сторон некогда христианскую цивилизацию.

Полезное «отставание»

Россию мутная волна неоязычества и оккультизма захлестнула гораздо позже, чем Западную Европу и Северную Америку. На то имелась главная причина – Русская Православная Церковь, сохранившая в себе изначальную христианскую искру. Зачем русским нужны были пресловутые мистики Востока или языческие дохристианские верования, если по земле ходил батюшка Серафим Саровский, а Оптина пустынь духовно окормляла тысячи и тысячи людей. И нечего было противопоставить новоявленным язычникам хотя бы словам Ф.М. Достоевского: «Этот человек ругал мне Христа по матерну, а между тем никогда не был способен сам себя и всех двигателей сего мира сопоставить со Христом для сравнения: он не мог заметить того, сколько в нем и в них мелкого самолюбия, злобы, нетерпения, раздражительности, подлости, а главное, самолюбия. Ругая Христа, он не сказал никогда: «Что же мы поставим вместо Него, когда мы так гадки?»
В Петербурге и Москве «продвинутая» интеллигенция все же «баловалась» неоязычеством. Литераторы «Серебряного века» почти все перебывали в закрытых оккультных кружках, а поэт Брюсов даже добрался до сатанизма. Но сии «игрища» не успели оказать серьезного влияния на духовную жизнь населения страны. Грянули революции 1917 года, а затем и безжалостная Гражданская война. Однако у неоязычников все-таки имелись кое-какие шансы. После Октября 1917 г. Тухачевский (будущий палач тамбовских крестьян) и некто Николай Жиляев предложили ввести язычество как государственную религию в Советской России. Но данная идея была отвергнута, так как большинство большевистских вождей придерживалось атеизма. Но, по данным современных историков, и среди руководителей РСФСР и СССР разных рангов оккультно-языческие верования пользовались популярностью, во всяком случае Л. Троцкий с почтением относился к Каббале, а у Г. Бокия (при обыске) были обнаружены языческие культовые принадлежности.
В Советском Союзе наступление неоязычества после 1937 г. было подморожено, что диктовалось противостоянием с капиталистической системой, а все без исключения «проповеди» неокультов шли к нам из-за рубежа. Отметим, что все же атеистическая пропаганда к язычеству в России относилась снисходительно, нанося удары в основном по Православию (особенно в период властвования Н.С. Хрущева).

Натиск на Православие

Защитную плотину разрушили в годы «перестройки». СССР открылся перед Западом добровольно. Сперва к нам направились «миссионеры» от неопротестантских тоталитарных сект, затем пришли синкретисты (предлагавшие россиянам учения, включавшие в себя искаженный протестантизм плюс оккультизм индусского или дальневосточного образца), третий этап нашествия открылся в рамках этнического авангарда «New Age», когда по лекалам западных «национальных» языческих групп стали создаваться псевдославянские языческие культы, к коим подмешали немного «ведизма» и т.д. Исследователь неоязычества Валерий Ярхо справедливо отмечает: «Современным язычникам были посвящены ряд телепередач, множество статей. Авторы умиляются: ну, дети, заигравшиеся в историю, интеллектуалы-этнографы, ищущие смысл бытия в «корнях». При этом как-то упускается из виду, что под покровом разного рода ратоборческих секций, этнографических и патриотических организаций внедряется не игрушечный, а вполне реальный культ языческих богов, кощунственный по форме и агрессивный по сути».
Руководители множества неозыческих сект в России открыто спекулируют на тяге людей к прошлому, к самоидентификации, да и любви к Родине, в конце концов. Но никто не собирается объяснять, что то же «родноверие» отнюдь не питается из глубин русской истории, а конструируется по чужим образцам. Капиталистам Запада якобы русское язычество не помеха. Ну, будет еще одной субкультурой в потребительском обществе больше! Замечательно! Можно специально втюривать «языческие» товары для последователей «национальной» веры!
Евро-американские неоязычники приручены и не выпадают из рамок существующего порядка. Следовательно, нечто схожее ожидает и их «собратьев» в России. Неоязычество (вбирающее внутрь любые разноплеменные оккультные штудии, но проповедующее привилегии для своего «племени») не универсально и противостоять массовой культуре и потребительству органически не может. Тем более его отлично используют против того, что ростовщический капитал Европы и США боится по-настоящему. Не будем голословны и предоставим право высказаться самим «доброжелателям».
«Я изучаю русскую историю на протяжении 40 лет и знаю и православие, и западные религии. И я глубоко убежден, что в своей основе, в своих принципах, в своей истории, в своем подходе и в своем взгляде на жизнь православные подходы к пониманию жизни и поведению и к принципам жизни являются противовесом либеральным ценностям… На Западе исчезло понятие святости. Образованному западному человеку ты никогда не объяснишь, что такое может быть святое. А в России недалеко от моего дома, в красивом парке Покровское-Стрешнево есть «святой» источник, куда люди ходят за водой в любую погоду. В дождь ли, снег, в любую непогоду приходят за водой. И это можно найти на Западе, наверное, но это было бы невероятное меньшинство, один-два человека, и те приехавшие из другой культуры». (The U.S. Russia Foundation for Economic Advancement and the Rule of Law (USRF, Американо-Российский Фонд по экономическому и правовому развитию, президент Марк Помар, бывший глава русской службы «Голоса Америки»).
«Путин демонстрирует приверженность не общемировым, а православным ценностям, а православие опаснее исламского фундаментализма и представляет главную угрозу Западной цивилизации, в том числе потому, что пытается регламентировать семейные отношения и враждебно геям и трансгендерам». (Карл Бильдт, бывший министр иностранных дел Швеции, бывший специальный представитель Генерального секретаря ООН на Балканах, бывший премьер-министр и т.д.).
И Помар, и Бильдт входят в транснациональную элиту нынешнего глобализированного мира, и они знают, что высказывают. В принципе они действуют по заветам иного небезызвестного элитария, оккультиста и неоязычника: «Нашим интересам соответствовало бы такое положение, при котором каждая деревня имела бы собственную секту, где развивались бы свои особые представления о боге. Даже если в этом случае в отдельных деревнях возникнут шаманские культы, подобно негритянским или американо-индейским, то мы могли бы это только приветствовать, ибо это лишь увеличило бы количество факторов, дробящих русское пространство на мелкие единицы» (См.: Г. Пикер. Застольные разговоры Гитлера. 1941-1942).
Неоязычество в Российской Федерации неоднородно. Есть «общины», вполне терпимо относящиеся к Православию. Но агрессивных ненавистников Русской Православной Церкви значительно больше. Они заявляют о себе прежде всего оскорблением христианских святынь, срубанием крестов и иногда убийствами православных христиан. Неоязычники-националисты искренне считают, что борются с вражеской верой. Но вот отчего-то они играют на руку последышам «бесноватого фюрера» и занимают позиции Марка Помара и Карла Бильдта. По сути, неоязычники воюют с Истиной, попутно разрушая и Россию, ибо при отказе от Православия и Господа нашего Иисуса Христа тьма готова пожрать и семью, и государство, и душу, и тело.

Александр Гончаров,
к.ф.н., доцент кафедры журналистики СОФ ВГУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + = 11