«Князь Владимир. Цивилизационный выбор Руси»

dfksjsh834rrДоклад священника Иоанна Дворядкина,
клирика храма прп. Сергия Радонежского,
на XIII муниципальных Рождественских чтениях

«Вспоминая равноапостольного князя, мы обращаем наш мысленный взор к ключевому событию, связанному с его именем. Это событие вошло в учебники как Крещение Руси… Принятие христианства князем Владимиром и последующее распространение православной веры в народе навсегда изменило не только духовно-нравственный облик самого князя и его соплеменников, оно во многом определило историческую судьбу Руси, создав из конгломерата племенных союзов единое и сильное государство, из жестоких и необузданных язычников — народ, ищущий Бога и Его правды», – сказал Святейший Патриарх Кирилл на открытии XXIII Международных Рождественских чтений.
Действительно, принятие христианства повлияло на все сферы жизни русского государства – общественную, культурную, образовательную, политическую, но главное, оно определило мировосприятие, менталитет, образ жизни и систему ценностей целого народа, как теперь принято говорить, его цивилизационный код.
Пожалуй, самым ярким примером произошедших перемен может послужить жизнь самого князя Владимира. Святой князь вошел в народную память как «Владимир Красное солнышко», также его называли «Ласковый князь». Эти прозвища он получил за свою христианскую доброту, щедрость и евангельский образ жизни. И это все при том, что еще в 983 году, то есть всего за пять лет до крещения, он приносит человеческие жертвоприношения, наделяя язычество Древней Руси невиданными ранее формами жестокости. То, что раньше с легкостью вмещалось в его языческую систему ценностей с ее культом силы и развращенности – теперь, после крещения, воспринимается им же как преступление и грех. Недаром Десятинная церковь, которая первое время являлась духовным центром Киевской Руси, была построена именно на месте убиения первых святых киевских мучеников за Христа – Федора и Иоанна – это был жест покаяния.
При князе Владимире были посеяны семена православной веры в русском народе, которые затем продолжали взращивать благоверные князья и русские святители, монахи и миссионеры, православные писатели – просветители и просто праведники. Все это время древо Русской Церкви продолжало укрепляться и приносить свои плоды. И даже в веке двадцатом, в самые сложные для Церкви годы гонений, сила православия не оскудевала в народе.
Примечательно, что, согласно данным Всесоюзной переписи 1937 г., (а это годы так называемого «большого террора») «в СССР верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось больше, чем неверующих: 55,3 млн. против 42,2 млн., или 56,7% против 43,3%» . Заявить открыто о своей вере в то время значило гораздо большее, нежели сейчас поставить статус «православный» где-нибудь в соц. сетях.
Удивительно, что в советское время, в годы открытого противостояния Церкви и отрицания религиозного взгляда на жизнь, нравственные, по сути, христианские ценности во многом сохранялись в менталитете советского народа. Прежде всего, это проявлялось в сфере культуры, в частности, в советском кино, музыке и т.д.
И не тогда, в годы религиозных гонений, а сегодня, во время призрачной стабильности и благополучия, мы находимся перед реальным выбором сохранения заветов князя Владимира или отказа от них. Можно сказать, что сегодня мы вновь выбираем свой цивилизационный путь, который определяется прежде всего духовно-нравственными ориентирами общества. И, к сожалению, нам все чаще предлагаются в красивой обертке абсолютно чужеродные ценности, которые не укоренены в христианской традиции.
Еще в 2007 году группа ученых-социологов провела исследование «Ценности в современной России». В числе приоритетных были выявлены следующие десять:
1. Материальное благополучие
Приоритет ценностей материального благополучия и потребительского достатка для большей части современного российского общества отмечается многими экспертами. Начало 2000-х годов – это пик идеи потребительского рая. Причинами для этого являются, с одной стороны, смена поколений и окончательный уход поколений, не ориентированных на потребительство. Сейчас у людей появилось желание все больше зарабатывать денег, даже если их хватает. Кажется, что люди получают образование для того, чтобы много зарабатывать.
Безусловно, христианство не отвергает возможность материального благополучия, но лишь в той мере, которая не делает человека зависимым или зацикленным на этом самом достатке.
2. Ценность «Я» (индивидуализм)
Сейчас большинство россиян ориентируются на свое «Я» – МОИ интересы, МОЙ комфорт, МОЙ мирок… И откровенно закрывают глаза на проблемы ближнего. Подобная ситуация является следствием внедрения идеи потребительского общества, когда чрезмерная ориентация на достаток фокусирует человека лишь на личных интересах.
Современный индивидуализм или, точнее, эгоцентризм постепенно вытесняет известный евангельский принцип: «возлюби ближнего твоего, как самого себя», причем под ближним подразумевается прежде всего тот, кто нуждается в твоей помощи. Смысл слова «счастье» подразумевает «соучастие» в чей-то жизни, то есть невозможно быть счастливым в одиночку, без оказания помощи другому.
3. Карьера (самореализация)
По мнению значительной части опрошенных, именно она дает россиянам, особенно молодежи, «ощущение собственной полноценности в глазах окружающих», дает чувство того, что «ты добился чего-то в жизни».
Но чрезмерные надежды на свои собственные силы имеют и обратную сторону. В случае, когда человек не может реально повлиять на какую-то сложную жизненную ситуацию, будь-то болезнь, смерть близких или разорение, в нем происходит надлом, угасание сил и потеря интереса к жизни.
В последнее время все чаще наблюдается такое явление, как усталость от погони за успехом. Это явление даже получило свое название – «дауншифтинг» (англ. downshift – «опускаться вниз»). Многие люди меняют жизнь в мегаполисе с ее безумным ритмом на размеренную жизнь в провинции или даже деревне, в ущерб своей карьере и статусу меняют работу или образ жизни. Бытовое благополучие не игнорируется – но оно и не становится самоцелью. Просто духовное развитие здесь становится важнее материального обустройства.
Это явление приближает нас к евангельскому пониманию труда как средства к существованию, но не как к главному целеполаганию.
В числе приоритетных были названы также следующие ценности: только на четвертом месте семья, далее стабильность, свобода, уважение к старшим, на восьмом месте расположилась вера в Бога, затем патриотизм и в конце списка – долг и честь.
Если сравнивать приведенную ниже систему ценностей современного российского общества с подлинно христианской, то она отличается не столько в перечне этих ценностей, сколько в порядке их значимости. Бог, семья, а затем все остальное – если мы сумеем так выстроить систему своих духовно-нравственных ориентиров, то мы сможем не изменить тому цивилизационному выбору, который когда-то сделал равноапостольный князь Владимир – он смог преобразить и свою жизнь, и жизнь своего народа, изменив весь ход его истории.

Священник Иоанн Дворядкин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

61 + = 67