Как воспитать наследника

Доклад Александра Ивановича Гончарова, к. ф. н., ст. преподавателя кафедры журналистики СФ ФГБОУ ВПО «ВГУ» на XI муниципальных Рождественских чтениях «Семья в истории России», прошедших 13 февраля 2013 г. во 2-й школе г. Старый Оскол

Проблема формирования достойного человека и гражданина на протяжении всей нашей истории постоянно волновала умы образованных русских людей. Вопрос же воспитания наследника престола оставался наиважнейшим в контексте этой проблемы.
У И. А. Крылова есть замечательная басня «Воспитание льва» (1811 г.), где иносказательно отражена сложность подготовки будущего государя и выражен протест против преклонения перед слепым заимствованием чужого опыта. Вспомним несколько строк:
«Вот Львенка снарядили
И отпустили
Учиться царствовать к Орлу.
Проходит год и два; меж тем, кого ни спросят,
О Львенке ото всех лишь слышат похвалу:
Все птицы чудеса о нем в лесах разносят.
И наконец приходит срочный год,
Царь-Лев за сыном шлёт.
Явился сын; тут царь сбирает весь народ,
И малых и больших сзывает;
Сынка целует, обнимает,
И говорит ему он так: «Любезный сын,
По мне наследник ты один;
Я в гроб уже гляжу, а ты лишь в свет вступаешь:
Так я тебе охотно царство сдам.
Скажи теперь при всех лишь нам,
Чему учен ты, что ты знаешь,
И как ты свой народ счастливым сделать чаешь?» —
«Папа́», ответствовал сынок: «я знаю то,
Чего не знает здесь никто:
И от Орла до Перепёлки,
Какой где птице боле вод,
Какая чем из них живет,
Какие яица несет,
И птичьи нужды все сочту вам до иголки.
Вот от учителей тебе мой аттестат:
У птиц недаром говорят,
Что я хватаю с неба звезды;
Когда ж намерен ты правленье мне вручить,
То я тотчас начну зверей учить
Вить гнезды».
Тут ахнул царь и весь звериный свет;
Повесил головы Совет,
А Лев-старик поздненько спохватился,
Что Львенок пустякам учился
И не добро он говорит;
Что пользы нет большой тому знать птичий быт,
Кого зверьми владеть поставила природа,
И что важнейшая наука для царей:
Знать свойство своего народа
И выгоды земли своей».
Династия Романовых, естественным образом, не только принадлежала, но и возглавляла российскую правящую элиту.
Определений элит ныне существует достаточно много. Для удобства и полноценного раскрытия заявленной нами цели мы принимаем дефиницию в трактовке немецкого социолога К. Мангейма.
«По Мангейму, элита – меньшинство, обладающее монополией на власть, на принятие решений относительно содержания и распределения основных ценностей в обществе (он различал политический, интеллектуальный, религиозный и другие типы элит)».
На Западе и в России все же сложились значительно разительные отличия в понимании элиты. В Европе, под влиянием католицизма, элите приписывалось прежде всего наличие особых прав и формальных ритуальных обязанностей. Для нашей же православной страны принадлежность к элите определялась исполнением долга перед обществом и государством.
Важнейшими функциями элиты всегда признавались не только властные, но и управление культурой, производство культурных ценностей и создание образцов для подражания.
Православная Русь очень рано выработала на основе Священного Писания и Священного Предания идеал правителя.
В «Поучении Владимира Мономаха», обращенном к наследникам, четко вырисовывается представление о долге правителя: «…Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите, и подавайте сироте, и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека… Епископов, попов и игуменов чтите и с любовью принимайте от них благословение, и не устраняйтесь от них, и по силам любите и заботьтесь о них, чтобы получить по их молитве от Бога… На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод; ни питью, ни еде не предавайтесь, ни спанью; сторожей сами наряживайте, и ночью, расставив стражу со всех сторон, около воинов ложитесь, а вставайте рано; а оружия не снимайте с себя второпях, не оглядевшись по лености, внезапно ведь человек погибает. Лжи остерегайтеся, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело… А вот вам и основа всему: страх Божий имейте превыше всего».
Из эпохи более поздней дошел до нас и совет преп. Максима Грека: «Истинным царем и самодержцем почитай того, благочестивейший государь, который заботится не только о том, чтобы правдою и хорошими узаконениями благоустроить положение своих подданных, но и бессловесные страсти и пожелания своей души — ярость и гнев и беззаконные плотские похоти — всегда побеждать. А кто побеждается этими бессловесными страстями, тот не есть одушевленный образ небесного Владыки, а только человекообразное подобье бессловесного естества».
Династия Романовых, придя к власти в 1613 г., во многом восприняла эти императивы. К подготовке наследника трона подходили весьма серьезно. Но, в силу обстоятельств, когда на престол взошел Петр Первый (кстати, первоначально в качестве наследника не рассматриваемый и не получивший надлежащего воспитания и образования), нормальный цикл подготовки был сломан, и в течение XVIII века мы и наблюдаем негативные последствия такого положения вещей.
Восстановление традиций произошло в XIX-м столетии.
Император Николай Павлович сумел вернуться к правильным принципам воспитания и образования наследника престола. Александр Николаевич (будущий император Александр Второй) получил в первенствующие наставники В.А. Жуковского. Цесаревичу были найдены лучшие преподаватели по различным научным дисциплинам и, конечно же, он с самых ранних лет (как, впрочем, и большинство Романовых мужского пола до него) стал приобретать знания по военному делу.
При Николае I сформировалась целостная воспитательная система:
1. Наследник должен воспитываться как верный сын Православной Церкви;
2. Ему необходимо предоставить наилучшее универсальное преподавание широкого спектра различных гуманитарных и естественных предметов;
3. Наследник обязан пройти военное обучение;
4. Строгая дисциплина необходима для приучения к исполнению долга православным монархом вне зависимости от ситуации;
5. Воспитание любви к России как к живому организму, развивающемуся не по произволу властителя, а в соответствии с Божьими замыслами.
Одним из способов наилучшего понимания своей земли было признано непосредственное изучение страны в длительной поездке, с посещением учреждений, храмов, народных празднеств и т.д.
Интересными для нас видятся следующие строки из рекомендаций Николая Павловича сыну Александру: «… 5) Ежели б, чего Боже сохрани, случилось какое-либо движение или беспорядок, садись сейчас на коня и смело явись там, где нужно будет, призвав, ежели потребно, войско, и усмиряй, буде можно, без пролития крови. Но в случае упорства мятежников не щади, ибо, жертвуя несколькими, спасаешь Россию… 7) Сначала, входя в дела, спрашивай, как делалось до тебя, и не изменяй ни в чем ни лиц, ни порядка дел. Дай себе год или два сроку, хорошо ознакомься с делами и людьми – и тогда царствуй… 9) Соблюдай строго все, что нашей Церковью предписывается. 10) Будь вообще кроток, обходителен и справедлив: сие последнее слово совмещает и снисходительность, и строгость, с которыми оно неразлучно. 11) Ты молод, неопытен, и в тех летах, в которых страсти развиваются, – но помни всегда, что ты должен быть примером благочестия, и веди себя так, чтобы мог служить живым образцом… 20) Пренебрегай ругательствами и пасквилями, но бойся своей совести».
Если сравнить «Поучение Владимира Мономаха» и послание Николая Первого, то обнаружится масса точек пересечения. Идеал русского православного государя, таким образом, проходит через эпохи и в полной мере усваивается династией Романовых.
Великий русский педагог К. Д. Ушинский в «Письмах о воспитании наследника русского престола» (1859 г.) полностью повторяет, по сути, идеи преподобного Максима Грека: «Политические убеждения монарха не должны быть эгоистичны, потому что они должны сделаться убеждениями лучших людей государства, а эгоистические убеждения не передаются другим. Требуя от подданных бескорыстного служения отечеству, монарх должен подать собой пример такого служения, тогда только требование его найдет отголосок в сердцах подданных».
Вообще Ушинский, предъявляя особые требования к воспитанию наследника, первостепенное внимание уделял Православию. Подобный же взгляд нашел отражение и в наиболее общем постулате построения русской школы (по Константину Дмитриевичу Ушинскому): «Всякая школа, позабывшая изречение Спасителя: Не хлебом единым жив будеши (Мф. 4,4) и приготовляющая человека только к материальной жизни, как бы утончена эта жизнь ни была и сколько бы ни требовалось для нее познаний, не выполняет своего значения. Она не приготовляет человека к жизни, но на первых же шагах сбивает с настоящей дороги».
В заключение нам хотелось бы отметить, что воспитательный потенциал, накопленный династией Романовых, а также педагогическая идеология К.Д. Ушинского, сформировавшаяся на основе православных традиций, чрезвычайно необходимы и современной российской школе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

39 − 30 =