Юность России. Преподобный Сергий Радонежский

01_dkltj34y5fgdgПреподобный Сергий Радонежский широко известен православным христианам во всем мире. Книги, написанные о жизни русского православного подвижника XIV века как религиозными, так и светскими писателями, издаются очень часто и на иностранных языках. Католическая церковь с 1969 года, по распоряжению папы Павла VI, включила его имя в богослужебный календарь.

Однако все равно в России преподобный чтим больше, чем в иных краях и землях. С Сергием Радонежским связана вся наша история, начиная от становления русского государства и до XXI века. Сияние святости пронизает пласты времени и показывает путь к Богу и к самим себе на протяжении столетий.

Но как же все зачиналось?..

Лихолетье

Персидский поэт Саади Ширази (1209(?)-1291), рассуждая о войнах Чингисхана и его наследников, написал следующие строки: «После вторжения монголов мир пришел в беспорядок, как волосы эфиопа. Люди стали подобны волкам». Вторжение армии внука Чингисхана – Батыя на Русь привело к не менее страшным последствиям. Дело не только в гибели городов, сел и храмов, но и в том, что из-за бед и невзгод произошло «озверение» человеков. Там, куда монголы не дошли, поселились страх и желание хоть как-то прожить, пусть и за счет ближних. Таким настроениям способствовали и постоянные междоусобицы князей, начавшиеся еще до прихода завоевателей и усилившиеся после погрома.

Кроме того, у соседей Руси совсем не пропал аппетит по захвату территорий. Только мудрая политика святого благоверного князя Александра Невского не позволила сгинуть русскому народу и раствориться среди иных племен и языков.

Тем же, кто, следуя новомодным теориям о невероятном миролюбии татаро-монголов и фиктивности ига, не замечает пагубных его последствий для Руси, рекомендую обратиться к летописям и археологическим данным и заодно объяснить, куда в XIII веке исчезли города Вщиж, Осетр, Урюпеск, Свинеск, Белгород-Рязанский и другие.

После попадания русских княжеств под пяту завоевателей сложилась следующая духовная атмосфера: «Даже язычники, Божьего слова не зная, не убивают единоверцев своих, не грабят, не обвиняют, не клевещут, не крадут, не зарятся на чужое; никакой неверный не продает своего брата, но если кого постигнет беда – выкупят его и на жизнь ему дадут, а то, что найдут на торгу, – всем покажут; мы же считаем себя православными, во имя Божье крещеными и, заповедь Божию зная, неправды всегда преисполнены и зависти, и немилосердья: братий своих мы грабим и убиваем, язычникам их продаем; доносами, завистью, если бы можно, так съели бы друг друга, – но Бог охраняет! Вельможа или простой человек – каждый добычи желает, ищет как бы обидеть кого…» (Святитель Серапион Владимирский).
Под язычниками владыка разумеет татаро-монголов (или, точнее, кипчаков и монголов).

В тяжелую годину испытаний Серапион (своими проповедями, словами и поучениями) и Александр Невский (делами и личным примером) куют по воле Господа нашего Иисуса Христа духовный меч для будущей победы. Ведь без них невозможно было бы появление в будущем митрополита Алексия Московского и Сергия Радонежского – зачинателей восхода юной России.

«И свет во тьме светит, и тьма не объяла его»

Точно неизвестно, сколько храмов и монастырей (из 115-120 существовавших) уцелело при монгольском ударе по Руси. Приблизительно 80 процентов монастырей находилось в городах; они и разделили судьбу последних (где уцелели, а где и погибли).

Монастыри можно смело сравнить с гвоздями, которые скрепляют доски корабля – державы. Монастыри – это постоянная молитва Богу, это пространства для спасения душ и борьбы с грехами, это духовные центры для населения. Но на Руси монастыри выполняли и чисто материальные функции. Они выполняли роли и крепостей, и точек сосредоточения образованности, и организаторов хозяйственной деятельности вкупе с колонизацией необжитых мест.

К моменту рождения Варфоломея (Сергия) мутные волны тьмы еще захлестывали Русь. Как отмечали историки Вернадский и Ключевский, среди распада прошлого начало проявлять себя поколение новое, молодое, стремившееся к возрождению народа и страны. Именно из данного поколения вышел великий православный святой. И одним из главнейших деяний его стало поднятие на высший уровень монастырской жизни.

Чудеса преподобного Сергия Радонежского отлично описаны в его житии. И всякое русское православное сердце никогда не минует их. Молитвенник и строитель, настоящий духовный лидер и выдающийся организатор – таким мы видим Сергия на страницах, вышедших из-под пера преподобного Епифания Премудрого.

Сергий Радонежский – пламень, осветивший сумрачную эпоху. И из сего огня вспыхивает образ Куликовской битвы в 1380 году, когда произошло объединение людей из разных княжеств ради одной цели – защиты родного дома. Сергия по праву необходимо считать отцом нового русского народа и пастырем, открывшим и освободившим истоки России.

С Сергия Радонежского зачинаются и российский этногенез, и культура.

Павел Флоренский писал: «Вглядываясь в русскую историю, в самую ткань русской культуры, мы не найдем ни одной нити, которая не приводила бы к этому первоузлу; нравственная идея, государственность, живопись, зодчество, литература, русская школа, русская наука – все эти линии русской культуры сходятся к Преподобному. В лице его русский народ сознал себя; свое культурно-историческое место, свою культурную задачу и тогда только, сознав себя, получил историческое право на самостоятельность».

Господь Бог посылает своих святых к нам потребно запросам времени. Худо, когда люди не принимают этого или не замечают. Тогда и наступают катастрофы вроде 1917 года. Разве Пресвятая Троица не дала нам Иоанна Кронштадтского, Феофана Затворника, Игнатия (Брянчанинова), батюшку Серафима Саровского, оптинских старцев и других славных мужей перед грозовым перевалом революции? Но предупреждения и наставления святых были освоены и усвоены неуспешно. Так что удивляться постигшим Россию бедствиям в XX веке вряд ли стоит.

А вот уроки Сергия Радонежского его современники усвоили. В конце концов, из монастырей, им основанных, и трудами учеников преподобного и поднялось единство Руси-России. И пало иго. И устремились русские навстречу восходящему Солнцу…

03_kjy8745kfdsgdsАкадемик Д.С. Лихачев отметил некогда: «Сергий Радонежский был проводником определенных идей и традиций: с Церковью связывалось единство Руси. Князья ссорились, наводили татар на Русскую землю, как когда-то половцев. Шло постоянное соперничество за великое княжение, за титул великого князя. А Церковь-то была едина. И поэтому главная идея рублевской «Троицы» – идея единства, столь важная во тьме разделения нашего… И Москва от этого выиграла в глазах всей Руси. Она выиграла не потому, что, как пытаются это доказать, стояла на очень выгодных торговых путях, а потому, что в этой сложнейшей ситуации возглавила политику объединения Русской земли. То есть Москва выиграла духовно. Москва не была экономически сильней Твери или Новгорода, она оказалась духовно сильней…».

Святые на дланях своих держат Россию

02_fdlku3485yreИсследователи жизни Сергия неоднократно утверждали, что «игумен всея Руси» имел весьма значимую духовную связь с православными святыми той эры. Прежде всего важно сказать здесь о преподобном Стефане Махрищском и святителе Стефане Пермском.

Стефан Махрищский прибыл в пределы Московского государства из Киева. В службе святому есть слова: «Якоже Лот Содома древле, латынскаго зловерия избежав, аки в Сигор, в Московскую землю, крепко соблюдающую истинное правоверие, пришел еси».

Преподобный Стефан – поклон древней православной столицы Руси Сергию Радонежскому, если выражаться образно.

Святитель Стефан Пермский известен как выдающийся проповедник и миссионер, обращавший зырян (коми) в христианство. И тем самым расширявший ареал и России, и православного мира.

Опять же, ежели мыслить аллегорически, то Стефан Махрищский как бы передает наследие достославного прошлого Руси будущему, а Стефан Пермский символизирует сие будущее. Но объединяет и прошлое, и будущее в общую неразбиваемую и нерасплавляемую цепь, безусловно, преподобный Сергий Радонежский.

Святые на дланях своих держат Россию. А ученики Сергия Радонежского искрами разлетелись по Великой Руси и зажгли свои костры, которые и до сих пор отогревают истомленные духовным холодом души людей…

Но чем же преподобный Сергий крепил единство Руси? Своей любовью к Богу и людям. Как же характерен для Сергия один из эпизодов жития! Некий крестьянин, никогда не видевший игумена, мечтал узреть Сергия в богатых одеждах и услышать славословия в честь святого. Но в монастыре пахарь обнаружил монаха в убогой одежде и не поверил братии, утверждавшей, что перед ним стоит подвижник. Крестьянин и поклониться не захотел. А дальше: «…Преподобный поспешно подошел первым, чтобы с любовью и усердием поприветствовать гостя. Сергий с великим смирением поклонился ему до земли, с любовью по-христиански поцеловал его и, благословив, похвалил за верное мнение о нем. Из этого поступка Преподобного видно, как глубоко было его внутреннее смирение, ибо он сверх меры возлюбил невежду-поселянина, который с гневом и презрением отвернулся от него, – насколько гордые радуются почестям и похвалам, настолько же смиренные радуются своему бесчестью и осуждению. Преподобный не только поцеловал своего гостя, но, взяв его за руку, посадил справа от себя, угощал едой и напитками и сотворил ему трапезу с почестями и любовью. Крестьянин рассказал блаженному о своей печали: «Я пришел сюда издалека ради Сергия, чтобы увидеть его, но мое желание не исполнилось». Преподобный на это ответил: «Не скорби, Бог так милостив к этому месту, что отсюда никто не уходит неутешенным. И твою печаль Он скоро разрешит и покажет того, кого ты ищешь и хочешь увидеть».

И вот, пока они еще продолжали беседу, в монастырь со славой и почестями прибыл некий князь, окруженный воинами, боярами, приближенными и слугами. Шедшие впереди телохранители и слуги князя, схватив крестьянина за плечи, с силой оттолкнули его и от князя, и от Сергия. Еще издалека князь поклонился Сергию до земли, и Сергий благословил его; они поцеловались и вдвоем сели, все остальные стояли рядом. Крестьянин же ходил кругом, чтобы через народ разглядеть того, кем он пренебрег и кого он презрел; он безуспешно хотел протиснуться сквозь толпу и посмотреть или дотронуться до Преподобного. Наконец он обратился к одному из стоявших там: «Скажи мне, кто тот старец, который сидит справа от князя?» Его собеседник посмотрел на него и сказал: «Ты нездешний? Разве ты не знаешь преподобного отца Сергия? Это он говорит с князем». Услышав это, крестьянин затрепетал от стыда и страха.

После того как князь покинул монастырь, поселянин, взяв с собой нескольких иноков, которых он умолил просить за него, впереди них и с ними вместе кланялся до земли Игумену, говоря: «Отче! Прости меня за все мои нечестия и прегрешения и помоги моему неверию. Теперь я воистину узнал тебя, отче, и воочию увидел то, о чем слышал». Преподобный Сергий простил его, благословил, утешил назидательной, душеполезной беседой и отпустил восвояси. С той поры и до самой смерти этот крестьянин имел великую веру в Святую Троицу и в Преподобного Сергия».

Не надо умиляться сему рассказу, но стоит запомнить его. Из смирения и любви созидаются общества, а гордость и эгоизм взрывают их изнутри…

При обращении к Сергию Радонежскому, когда мы с теплым трепетом всматриваемся в годы юности России, невольно в голову входят строки: «О священная главо, преподобне и богоносне отче наш Сергие, молитвою твоею, и верою и любовию, яже к Богу, и чистотою сердца, еще на земли во обитель Пресвятыя Троицы душу твою устроивый…

…твоими молитвами сподоби в день Страшнаго суда шуия части избавитися, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Аминь».

Александр Гончаров,
кандидат филологических наук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 5