Эпоха канцелярита. «Принятие участия родителями в образовательном процессе обучающихся»

Надеюсь, вы увидели сарказм в заголовке и не подумали, что автор перегрелся под августовским солнышком. У многих читателей «Православного Осколья» есть дети и внуки, а кто-то только собирается стать родителем. Эта статья – для тех, кому вверена жизнь маленьких христиан, которые в очередной раз садятся за школьные парты. А почему такой заголовок, и чем, на мой взгляд, словесные штампы мешают учебе – сейчас расскажу.

Мышление «на автомате» – смерть для разума

Современная школа – и средняя и даже высшая – очень часто говорит наборами словесных штампов, которые сформировались в советскую эпоху. В них нет ничего – ни хорошего, ни плохого. В них нет жизни. Грамотный педагог пишет на этом языке отчеты и даже доклады, но с родителями и детьми он говорит на живом языке. Но здесь скрыта опасность: некоторые родители и учителя привыкают мыслить «автоматизмами», готовыми шаблонами, кусочками фраз и мыслей, которые можно складывать в произвольном порядке, и – кажется, работа сделана!

«Проведено мероприятие, разъяснительные работы, актуальная информация доведена до сведения обучающихся». Но на самом деле – не сделано НИ-ЧЕ-ГО. И от этого «ничего» зависят сегодня судьбы наших детей.

А примеры?

Как-то меня позвали в вуз быть модератором студенческого круглого стола. Говорили о семейных ценностях. В аудитории собрались маститые педагоги и умные ребята. Каково же было мое удивление, когда я понял, что участникам заранее раздали готовые куски текста, те их выучили и воспроизводили в заданном порядке.

Поверьте, я такие «дискуссии» видел не раз и не два. Догадайтесь сами, имеет ли это отношение к развитию навыка самостоятельно мыслить и формировать мнение.

Потом эти ученики и студенты становятся взрослыми людьми и начинают заниматься работой. Иногда даже «деятельностью».

И вот я сижу на круглом столе по информационной безопасности, и люди вокруг меня на полном серьезе обсуждают, сколько вредоносных сайтов было выявлено и заблокировано. Я с недоумением смотрю на этих людей: неужели они не знают, что в Google Chrome есть плагин, который за два нажатия делает все «заблокированные» сайты незаблокированными? Это было в первую волну «Синего кита», тогда еще даже VPN не был никому нужен. Но вот – заблокировали, написали отчет и доложили на мероприятии. Вроде как что-то полезное сделали.

Мы тут как-то собрали в аудитории классных руководителей и говорили о цифровой гигиене, зависимости детей от гаджетов. И предложили провести с учениками игру-челлендж: на сутки отказаться от электронных устройств. Учителя запротестовали и сказали, что у них такая работа – им нельзя без телефона, Ватсапа и еще целого списка необходимых вещей. Если бы они внесли такую инициативу в учебный план, сомневаюсь, что под окнами их домов собралась бы толпа директоров и родителей с транспарантами «Выйди в Ватсап!» Возможно, причина в другом: учителя просто не хотят.

И родители не хотят.

Нам, папам и мамам, кажется, что, если мы купили детям учебники и форму, проверяем дневник и иногда помогаем делать домашние задания, – мы занимаемся их образованием.

А уж если мы настолько осведомлены, что ограничиваем пользование смартфоном и отправляем чадо на спортивный кружок, – нам вообще цены нет, какие мы замечательные родители. Образование – формирование образа «Образование» происходит от слова «образ», и педагоги призваны этот самый образ разглядеть и что-то такое с ним сделать, чтобы он был таким, как задумано. А само слово «педагог» происходит от греческого παιδαγωγός – «ведущий ребенка». Так в Афинах называли раба, которому поручалось охранять детей и сопровождать их в школу. В христианской риторике этот термин был переосмыслен: у нас один учитель – Господь Иисус Христос, к Которому педагог направляет ум и сердце ученика. Ну а «образование» – это раскрытие образа Божия в человеке.

Книга Бытия так рассказывает о сотворении человека: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему…» (Быт. 1:26). Образ Божий – это то, что присуще нам изначально, по факту принадлежности к человеческому роду: свобода выбора, бессмертная душа, словесное мышление и способность к творчеству. Все это делает нас живыми иконами Бога – Творца неба и земли. А над подобием Божиим нужно еще потрудиться. Те, кто в этом особенно преуспел, именуются преподобными. То есть в превосходной степени раскрывшими в себе подобие Божие. Образ Божий можно развивать по-разному: можно иметь таланты и употребить их во зло. Тогда человек уподобится не Богу, а диаволу. Если говорить проще, то стяжать подобие Божие – значит хотеть того же, чего хочет Бог.

Как помочь нашим детям раскрыть в себе образ Божий и стяжать подобие Божие? Возможно ли это? И имеет ли школьная учеба отношение к этой высокой цели? Совершенно точно, имеет. Ребенок постигает науки, получает знания и навыки. Он учится самостоятельно мыслить, преодолевать препятствия и принимать решения. Развивает образ Божий, таланты, данные Творцом.

Наша задача – привить ему вкус к добру, бескорыстию, любви к Богу и ближнему. И если мы пытаемся сделать это формально, шаблонно и неискренне, ребенок или бунтует, или тихо саботирует наши усилия.

Разумеется, в каждом возрасте – по-разному. Если бунт первоклашки можно подавить ремнем и отправить его «в угол», то с подростком такой номер не пройдет. Саботаж – более сложный вариант. Вам кажется, что все идет как надо, а ребенок давно решил, что будет делать послушный вид, пока он у вас на глазах. Единственный возможный вариант – жить тем, чему мы учим ребенка. Он видит, чувствует динамику: как мы сами развиваемся, исправляемся, учимся, каемся, молимся…

Очень самонадеянны родители, которые смотрят вечерами юморные передачи на ТНТ и пытаются привить чаду любовь к классической литературе. Единственный рецепт: выключите телевизор и читайте вечерами классику.

Все получится, если наши воспитательные труды будут начинаться и завершаться искренней молитвой. Все рассуждения об «образе и подобии» работают, только если за дело берутся искренне верующие люди. Их вера – это не только посещение церковных служб по праздникам, а искреннее, постоянное вопрошание: «Господи, как? Как мне следовать Твоей воле? Как мне научить Страху Твоему вверенные мне юные души? Что мне сказать им сегодня? Как мне самому ходить перед очами Твоими непреткновенно?»

И Господь отвечает – через книги, людей или обстоятельства жизни. А иногда – через искренние, живые вопросы наших детей.

Протодиакон Сергий Епифанцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

52 + = 61

АРХИВ ГАЗЕТЫ