«Я возьму этот большой мир»

В СССР в 1974 году вышла в прокат фантастическая кинокартина режиссера Ричарда Викторова «Москва – Кассиопея». В 1975 году состоялась премьера второй части – «Отроки во Вселенной». Данная кинодилогия отлично вместила в себя светлый дух русского народа, пусть и прикрытый типично советской маскировочной сетью.

Дилогия имела необычайный успех у зрителей. Уже в первые дни проката «Москва- Кассиопея» собрала аудиторию в 38 млн человек. На съемки дилогии было затрачено 600 тысяч рублей (по тем временам сумма немалая). По скромным подсчетам, в прокате картины ее окупили в 5-6 раз. Дилогия собрала примерно 12 призов и премий, в том числе даже в далекой Панаме.

Костюмы героев из «Отроков во Вселенной» были использованы позже в картине «Большое космическое путешествие». Скандала не приключилось из-за личной позиции режиссера Викторова, который посчитал это излишним.

Третий космический фильм Ричарда Викторова «Через тернии к звездам» тоже имел зрительский успех. Но он отношения к дилогии не имеет. Однако в одном из эпизодов этой картины на табло космического порта высвечиваются: название звездолета «ЗАРЯ» (из дилогии) и адрес убытия – Кассиопея. Так режиссер напомнил о первых фильмах.

Надо отметить, что кинопроизведения Викторова обладают какой-то удивительной незамутненностью веры, какой-то неизреченной чистотой надежды, какой-то особой мудростью и передают нормальные чувства гуманности, любви и свободы.

В XXI столетии так почти не снимают. Бешеная погоня за деньгами выбила из постсоветской режиссуры обычное желание делать что-то нужное людям. Гоши из фильма В. Меньшова «Москва слезам не верит» закончились в «перестройку», ибо принцип: «Я предпочитаю делать в своей жизни то, что я люблю, а не то, что модно, престижно или положено» был заклеймен как неактуальный всеми крупными СМИ, массовой культурой и обществом.

Итак, обратим теперь взор к «Москве – Кассиопее».

И.О.О. (актер Иннокентий Смоктуновский), предваряя запуск основного сюжета, предупреждает зрителя, что действие разворачивается «летом будущего года». Фантастика объявлена. Однако хоть фильм и не о взаправдашнем Советском Союзе, но и не о «прекрасном далеко», а об обыкновенном «завтра», которое наступит вот-вот. Это «завтра» тесно прикреплено к «сегодня», следовательно, мир настоящего плавно перетекает в мир будущего. Видение реального дня пересекается с прозрением дня грядущего. Самым интересным является то, что кино отнюдь не связано с коммунистической идеологией в дистиллированном виде. Не кружатся в кадрах портреты престарелых и молодящихся членов Политбюро ЦК КПСС, бюсты и памятники «вождей», никто не изучает работы классиков марксизма-ленинизма и не упоминается ни под каким соусом «дорогой Леонид Ильич Брежнев». Радиопередача «Пионерская зорька», мавзолей, Кремль и «Комсомольская правда» – атрибуты чего-то другого… Наверное, Отчизны, Дома, Мира.

Существующий строй в фильме – не диктатура пролетариата, а меритократия (власть достойных). Академик Благовидов (актер Василий Меркурьев) отдает приказ: «Срочно узнайте имя и отчество того мальчика». И становится понятным, что распоряжение будет всенепременно выполнено. Благовидов явно находится в высшем эшелоне управления государством. Решение о строительстве звездолета «ЗАРЯ» принимается твердо и быстро. И совершенно неважными для власти являются возраст, специальность и социальный статус разработчиков проекта. Ты – лучший, ты – профессионал, и поэтому ты имеешь право работать и реализовывать свои идеи. Деньги и происхождение не имеют значения. «Каждому – по способности!»

Общество в дилогии выглядит совершенно органичным. Подлинное общество будущего. Общество без коммунистического промывания мозгов, но с русским лицом.

Помните, как звучала в фильме песня на стихи Роберта Рождественского?

Я возьму этот большой мир,
Каждый день, каждый его час,
Если что-то я забуду,
Вряд ли звезды примут нас…

Идеалом семьи в дилогии показана многодетная семья Козелковых. Ее бытие и быт напрямую разворачиваются перед зрителем. Дети в этой семье умеют не только мечтать, но и добиваться своих целей. Недаром в «Отроках во Вселенной» мы узнаем о вполне благополучной жизненной дороге младшего поколения Козелковых. Все происходит непринужденным образом, без применения карательных или стимулирующих средств со стороны чиновничества. Ювенальная юстиция совершенно не нужна, хотя сестра и кладет брату кашу за шиворот…

Бесплатное добротное образование. Школа помогает расти гениям. И не во Франции или Великобритании. И не в Москве – городе столичном. В заштатной тихой Калуге. А вот таланты из провинции примечают на самом верху властной пирамиды. И помогают им подняться. Академики едут в Калугу на пионерский космический сбор и ведут дискуссии со школьниками.

В нашей современности все истребляет ЕГЭ. С его помощью Витю Середу не найти, и современная система олимпиад тоже не предполагает активного отбора людей, способных предложить нетривиальные решения серьезных проблем, людей, живущих упорным трудом и исканием. И полагаю, что родись Середа сейчас, то в итоге он не стал бы конструктором космического корабля, а превратился бы в копировальщика какого-нибудь очередного китайского планшета всего лишь…

Персонажи из фильма служат науке и справедливости. Они приносят свою жизнь в жертву ради счастья других. Кто-то может сказать: «Зачем? Потерять друзей, родственников и огромный кусок жизни из-за полета к звездам? Какая глупость!» Но разве будет прав этот «кто-то»? Середа, Козелков, Копаныгин, Кутейщикова и другие отказываются от привычного ради прорыва всего человечества в космос, ради новых горизонтов существования, ради открытия, ради задачи быть теми, кем и должны быть. Ныне же человек швыряет на алтарь потребительства судьбу: ради смартфонов и суши, ради супертелевизоров и энергетических напитков, ради…

Да, «достойная» рокировка! Род людской резко самооболванивается и деградирует во всеобщем праве потребительства и пожирания… Подобный «Скотный двор» даже пессимисту Оруэллу не снился. Впрочем, все же «некоторые животные равнее прочих». Это неизменно!

Картина Ричарда Викторова не несет в себе никаких прямых религиозных мотивов. Здесь даже атеизма нет! Но фильм совершенно русский! А значит, и не мог не отразить русский характер, замешанный на православной христианской традиции.

Юродство знаменательно проявляет себя в фигуре Феди Лобанова. «Лоб» – провокатор и шут от природы. Он светский юродивый, постоянно заставляющий своих многоумных одноклассников стать чуть-чуть человечнее, чуть-чуть добрее. «Феодор» ведь переводится на русский язык как «Божий дар». «Лоб» – дар экипажу «ЗАРИ». Он спасает героев-исследователей от одной из самых коварных опасностей – от снобизма и душевной черствости. В «Отроках» же Лобанов уже готов «отдать душу за други своя». Федя идет на помощь инопланетянину Агапиту, рискуя потерять все. Свою волю. Свой рассудок. И саму жизнь.

Таинственен и неординарен в фильме и И.О.О. Кто он и откуда?! Персонаж, сыгранный Смоктуновским, легко привязать к Мефистофелю, к кругу джедаев во главе с магистром Йодой или же некоей «мегакосмической» силе. Или Супермену. Или Джеймсу Бонду. Или Штирлицу. Да вот не выйдет. Этот непонятный И.О.О. чаще всего выполняет функции вестничества. Он сообщает, наставляет, подталкивает, но не делает работу за героев «Москвы-Кассиопеи». И получается, что И.О.О. – скрытая икона ангела. Ангела-вестника…

Надо понимать, что фантастическую дилогию для детей и подростков снимала интернациональная бригада, но ныне никого не волнует этническая принадлежность ее членов. В обоих фильмах показан советский (читай – русский!) характер, характер, каким ему надлежало стать.

В годы лихолетья мы разменяли «ЗАРЮ» на смартфоны и пылесосы с мультиварками пополам с чуждой моралью. Но пока остается желание смотреть «Москву – Кассиопею» и «Отроков во Вселенной», идеалы русского солидарного (соборного!) общества остаются с нами. Нам просто необходимо вспомнить все, и тогда мы пойдем «назад в будущее». Из глухого угла под базальтовой скалой ведь возможно выйти только в ту сторону, из которой и пришел, но не сугубо разбивать свою голову, долбясь оной о стену темной пещеры.

Надо бы прекратить играть в «липовую» историю и вернуться к самим себе. Вернуться к Православию. Вернуться в Россию. И мечтать на Марсе не яблони со сливами сажать, а строить белые храмы. Белые храмы на «Красной планете»…

Александр Гончаров
Изображение с сайта kinopoisk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

71 + = 72

АРХИВ ГАЗЕТЫ