Иордан: на рубеже истории

wpid-c3XkKhdDy_g
Место крещения Господня на Иордане

Исторический процесс мне всегда казался извилистой рекой, которая струится посреди крутояров времени.
На планете Земля много рек, необычных и неповторимых. О каждой из них можно рассказать нечто свое.
Нил – кормитель и поитель Египта с древнейших пор. Полоса воды, катящаяся с юга на север, зажатая пустынями с редкими оазисами.
Хапи – именовали Нил египтяне и поклонялись ему, как кумиру. Пирамиды Та-Кем хранят тайны и Нила, и цивилизации, утонувшей в глубинах пропасти эпох. Но вот признать Нил символом истории не могу, отчего-то не принимает сего душа.
Амазонка – река в Южной Америке, громадина, затерянная в непроходимых лесах и горных плато. Дикие, полупервобытные племена бродят до сих пор среди ее болотищ, не обращая внимания на рев машин, сносящих джунгли подчистую – ради выпуска очередной тонны туалетной бумаги. И эта река не привязывается к истории вообще.
Миссисипи. Северная Америка. Когда-то по всему течению реки селились индейцы, а потом ее освоили выходцы из Европы и рабы из Африки. Здесь плавал юный Марк Твен (будущий выдающийся писатель и журналист), и по ней же он пустил в путешествие на утлом плоту героя своего романа – неунывающего бродягу, мальчишку-непоседу Гекльберри Финна. Литература литературой, но и тут не чувствуется душа истории.
А Инд и Ганг? Заросли травами и упокоились в земле города архаичной Хараппы и Мохенджо-Даро. Потомки ариев, покоривших строителей этих селений и создавших новый культурный мир на обломках старопрежнего, и поныне совершают ритуальные омовения в Ганге, но их история похожа на змею, заглатывающую свой хвост, и не более…
Я люблю Россию. И сколько же на нашей шири величавых рек, речушек и проток… Волга помнит «подарок донского казака», Обь – отряды доблестного Ермака, Амур – русских переселенцев, сеющих хлеба на оставленном и перезабытом пепелище – в пределах северных территорий некогда сгинувшей под натиском монгольской орды мощной империи чжурчжэней.

Днесь Иоанн крещает Владыку во струях Иорданских

Есть одна река на свете белом, над которой посмеялся бы и исследователь Амазонии (из-за размеров ее), и лодочник, плавающий по Инду (из-за невзрачности ее), и скромный насельник дельты Нигера (из-за маловодности ее). Но именно сей поток стал точкой встречи горнего и дольнего, рубежом всей истории человеческого рода. Это Иордан в Палестине, воспетый в Святом Писании и восхваленный в Священном Предании.
Бог во плоти вошел в Иордан. Христа крестил великий пророк – Иоанн Предтеча в Вифаваре, близ брода, где постоянно переправлялись торговцы и паломники.
Днесь Иоанн крещает Владыку во струях Иорданских. Днесь Владыка водами погребает человеческий грех (из песнопений Крещенского богослужения).
И превратился Иордан в образ Истории. Вечность пришла и соприкоснулась со вселенной. Господь наш Иисус Христос открыл себя всем в день Богоявления. Недаром звучит в православных храмах тропарь: «Во Иордане крещающуся Тебе, Господи, Троическое явися поклонение: Родителев бо глас свидетельствоваше Тебе, возлюбленнаго Тя Сына именуя, и Дух, в виде голубине, извествоваше словесе утверждение. Явлейся, Христе Боже, и мир просвещей, слава Тебе».
Река до прихода Христа многое видела на береговинах своих и в водах собственных. Несомненно, Адам приходил сюда. Ковчег завета разрезал и останавливал течение. По повелению Иисуса Навина со дна Иордана были взяты двенадцать камней. А пророк Илия сотворил вновь чудо рассечения вод, а позже с прибрежного холма он взлетел «в огне и славе» на Небо. Затем Елисей, подхвативший милоть Илии, ударил ею по глади Иордана, и покорная струя расступилась перед ним…
Археологи, трудящиеся в Палестине, Хашимитской Иордании и Израиле, утверждают, что с древнейших пор человек освоил Прииорданье. Люди занимались земледелием и скотоводством. Возможно, что даже собака была приручена впервые в этих землях. Могила девочки с щенком (явно бывшем любимцем скончавшейся) датируется периодом натуфийской культуры (X-IX тыс. до Р. Х.).
Древнеегипетские войска приходили в долину Иордана, чему свидетелями являются стелы с именами фараонов и другие иероглифические надписи.
Израильтяне, филистимляне и иные библейские народы сходились в битвах у реки. И кровь побежденных лилась по притокам и плыла по основному руслу Иордана.
Хетты поили коней в Иордане, а грозные и безжалостные ассирийцы омывали здесь свои колесницы от дорожной пыли.
Твердая поступь солдатских калиг римских легионов сотрясала почвы у Иордана. Римские орлы колыхались над крепостями.
Благочестивые христиане-византийцы сооружали монастыри и храмы у Иордана. Прилетевшие с пустынным ветром под зеленым флагом ислама мусульмане-арабы из Аравии порушили почти все, созданное ромеями (византийцами).
Но ушли и растворились завоеватели, а Иордан по-прежнему несет свои то прозрачные, то мутные воды через Тивериадское озеро к Мертвому морю. И ничто и никогда не сотрет в Палестине следов Господа нашего Иисуса Христа…
Святитель Иоанн Златоуст в труде «О реке Иордане» отлично дешифровал значение и православную символику: «Почему, помимо всех земных рек, Христос совершает таинство крещения в реке Иордане? Необходимо рассказать о природе реки, чтобы отсюда узнать соответствие с установленным таинством. Исключительно в Иордане есть два коренных источника; не из одного источника течет Иордан, один источник его в Панеаде, другой близ Панеады; один источник называется Иор, другой Дан; несколько протекая в раздельности друг от друга, эти источники в известном месте взаимно сливаются и образуют одну реку. Древние дали ему имя по коренным источникам, сначала разделяющимся и в конце соединяющимся; Иордан – река, рожденная Иором и Даном. Не в пример опять всем рекам, эта не течет в живое море; его принимает не живая вода моря, но принимает его Мертвое море. Он только, не как все реки, соединяется с мертвыми и бесплодными водами. Иордан есть образ нашего смертного рода, и слушай, как.
Сначала наш род имел два корня: Адама, образованного из земли, (и) Еву, происшедшую от ребра; не одно место, и не один способ устройства. Он образован был из земли, имел источником землю; она была от ребра, имела корнем ребро; одно начало того, и другое этой. Пока они были в отдельности друг от друга, по способу образования; но сошлись (потом) в брачный союз, сделалось из обоих одно тело, и рождавшиеся рождались уже более не от ребра или из земли, но от сожительства (их): «будут два одною плотью» (Мф. 19, 5). Этот наш образ, протекши последовательность природы, закончился смертью. Начался наш образ из земли и прекратился смертью; его приняло мертвое море, глубокое, преисподнее, мертвая бездна. Что Мертвое море для живых вод, то ад для умирающих. Потому Павел говорит: «Не говори в сердце твоем: …кто сойдет в бездну? То есть Христа из мертвых возвести» (Рим 10, 6-7).
Итак, относительно этого Иордана, истекающего из живых источников и разрешающегося в мертвое море, все чудодеяние Божие совершалось (для того), чтобы живая вода не текла более к смерти». (См.: Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. – СПб.: Духовной Академии, 1904. Т. 10. Кн. 2. О реке Иордане – С. 877-880).
Человечество до Христа, непосредственно от момента грехопадения, двигалось к Мертвому морю, где нет бытия живым существам. Бог совершил величайший переворот. Он даровал Жизнь. Предвечный передал истории смысл ее. Поэтому, несмотря на механические преграды и искусственные плотины, история все равно устремляется к Престолу Божьему.
Рассказывают, что Мертвое море мелеет. Возможно недалек тот час, когда из соленейшего водоема выдавятся на поверхность руины Содома и Гоморры. Так называемый «цивилизованный» мир, как будто в ожидании сего события, усиленно насаждает содомию и прочие извращения везде, куда дотягиваются его загребущие руки…
Но Иордан-История, невзирая ни на что, стремит порыв свой к Господу Иисусу Христу. Бог уже развеял темноту. Он сам идет к нам через времена и безвременье. И падают идолы и куцые «божки». Надо только выстоять, не отвести собственноличного взора от Матери – Православной Церкви, одетой во Свет Христов. Ведь Изначальная Троица не оставляет нас никогда. С нами Бог! Рядом… На рубеже Истории…
«Явился еси днесь вселенней, и свет Твой, Господи, знаменася на нас, в разуме поющих Тя; пришел еси и явился еси, Свет неприступный».

Александр Гончаров,
к.ф.н., доцент кафедры журналистики СОФ ВГУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 6 =