Иерей Иоанн Дутов: «Я не сомневался, что хочу служить Господу Богу»

Путь священнического служения – всегда особый. И хотя часто принятие сана сравнивают с присягой в армии или клятвой Гиппократа, это не просто гражданская служба.
Ведь сражаться священник будет с духами злобы поднебесной, а врачевать – человеческие души. Часто этот путь выбирают дети священнослужителей: многие семьи из поколения в поколение сохраняют традицию посвящать сыновей служению Господу. Но сегодня все чаще клириками становятся миряне, выросшие в светских семьях. Как же случается, что обычные люди вдруг начинают служить у престола Божьего, подчиняя этому всю свою жизнь? Как эти люди приходят к вере, и не просто приходят, а заполняют ею все, посвящая себя Богу? Об этом мы решили поговорить с молодым клириком Александро-Невского кафедрального собора иереем Иоанном Дутовым – первым священнослужителем в своей семье.

Расскажите о своей семье. Кто привел Вас в православный храм?
Меня воспитывали мама и бабушка с дедушкой. Так вышло, что мои родители развелись. Мама уехала со мной жить в Казахстан – к своим родным в небольшой город Текели Алматинской области. Я прожил там до 15 лет. Казахстан, конечно, страна мусульманская, и православных приходов в ней очень мало. Но мне посчастливилось именно там открыть для себя христианскую веру. Все началось с банальной детской обиды. Было мне около пяти лет. Мой друг позвал меня на службу какой-то секты протестантского толка – тогда активно развивались разные псевдохристианские течения в Казахстане. Друг пообещал мне подарок только за то, что я приду на их рождественский праздник 25 декабря. Я честно выучил стишок, рассказал его с большим чувством, но подарка мне так и не досталось. Это меня жутко обидело, и я твердо решил, что туда больше ни ногой, а если уж и верить в Бога, то чисто, без меркантильных желаний. А в православный храм меня привела двоюродная сестра дедушки Ольга. И там я действительно прикипел душой. Каждая служба для меня была такой по-детски радостной, такой светлой… Вслед за мной потянулись и мама с бабушкой. Они были крещеными и даже считали себя православными – но это было формально, потому что в храм они заходили в лучшем случае пару раз в год – на Пасху и Рождество. Спустя несколько лет они стали постоянными прихожанками.
Как много времени вы уделяли службе, храму, уже будучи подростком? Может быть, вы занимались в воскресной школе?
– Да, до девятого класса я занимался в воскресной школе при Свято-Троицком храме в Текели. Там была очень сильная подготовка. Многие жители нашего городка с удовольствием водили туда своих детей. Мы все очень любили наши воскресные занятия, службу и, конечно, нашего настоятеля протоиерея Михаила Степанченко. И даже в будние дни мы приходили навещать его, помогали по дому. После окончания общеобразовательной школы я не сомневался, что дальше хочу служить Господу Богу.
– Как Вы приняли такое решение?
Отец Михаил очень сильно повлиял на мои взгляды. Буквально с шести лет я нес при храме послушание алтарника, много времени проводил вместе с батюшкой. Это был необыкновенный человек. Потеряв супругу, он полностью посвятил себя служению Церкви. Умудренный годами, отец Михаил был строгим и ревностным пастырем, но в то же время исполненным любовью к прихожанам и храму. Сам Свято-Троицкий храм стал его родным детищем. Его силами началось возведение святыни. По плану храм должен был напоминать кафедральный собор города Алматы. Времена были непростые – середина девяностых. Стройка затянулась на десять лет. Многие вещи в храме были сделаны собственноручно отцом Михаилом. Его пример вдохновлял многих. И именно благодаря его помощи и наставлениям из его прихода вышел не один священник. Причем он никого не уговаривал идти в семинарию. Но если кто-то выражал такое желание, батюшка полностью его поддерживал, хотя и предупреждал, что выбранный путь – непростой.
К сожалению, в 2009 году мне пришлось расстаться с нашим приходом. Мы с мамой переехали в Краснодарский край, в Туапсе. Но и там я не оставил мыслей том, чтобы связать свою судьбу со священством. Решил поступать сначала в Краснодарскую духовную семинарию. К сожалению, набор был очень маленьким, и я не поступил. Но это меня не остановило. Так пришла мысль о Белгородской духовной семинарии. Меня очень заинтересовало, что у этого учебного заведения миссионерская направленность. Всегда хотел познакомиться с представителями других культур, побывать в отдаленных уголках нашей страны и за границей, увидеть, как там живут христиане. И моя мечта сбылась. В 2012 году я был зачислен в Белгородскую духовную семинарию.
Как проходила Ваша учеба? Трудно было человеку не из священнической семьи приноровиться к довольно строгому уставу этого учебного заведения?
Я быстро привык к порядку в семинарии. Наверно, большую роль в этом сыграла учеба в спортшколе. В 10-11 классах в Туапсе я много времени уделял спорту, борьбе, а это, естественно, требовало соблюдения режима, определенных правил. И даже монастырский устав не показался мне непосильным и строгим. А ведь я почти целый год прожил в стенах обители. В год моего поступления в семинарию всем абитуриентам ставили обязательное условие пройти практику при Свято-Троицком монастыре в Холках. И мы, шестеро молодых ребят, действительно почти год прожили там, выполняя разные послушания игумена Софрония – нынешнего епископа Губкинского и Грайворонского.
А в миссионерской поездке все-таки вам удалось побывать?
В 2015 году, еще будучи студентом, я отправился на Сахалин. Это была особенная поездка – как будто в другую реальность. Непривычные для меня бытовые и природные условия, иной менталитет, манера общения – было очень интересно. Там же я познакомился со своей будущей супругой Алиной. При храме, где я подвизался, был волонтерский корпус. Моя жена состояла в этом корпусе. За несколько месяцев нашего общения мы поняли, что не хотим расставаться. И перед отъездом с Сахалина мы с Алиной взяли благословение у епископа Сахалинского и Курильского Тихона на заключение брака. Я ненадолго вернулся в Белгород, чтобы разобраться с делами. А буквально через полгода мы сыграли свадьбу – тоже на Сахалине.
Еще одна поездка уже в Иркутскую область состоялась у меня около года назад.
Как началось Ваше пастырское служение? Что вы можете сказать об Александро-Невском соборе Старого Оскола?
Мое священническое служение началось в 2017 году в Белгороде при храме святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Этот молодой храм изначально задумывался как центр духовного просвещения. И действительно, среди прихожан там много молодежи, студентов. Это создает особую атмосферу легкости, простоты общения. Александро-Невский кафедральный собор в Старом Осколе иной. У него своя глубокая интересная история, тесно переплетенная с историей города. И прихожане другие – в основном это уже давно воцерковленные люди, многие из них пришли в этот храм, что называется, по наследству – вслед за бабушками и матерями. Они более внимательны к службе, более строги к себе в отношении соблюдения каких-то церковных обычаев. Но вместе с тем у священников и прихожан здесь почти семейные, очень доверительные отношения. Думаю, и я стал частью этой большой семьи.

Беседовала Юлия Кривоченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 1

АРХИВ ГАЗЕТЫ