Пожар на Ильин День

В 1784 году Екатерина II утверждает «жалованную грамоту городам». Императрица видит необходимость благоустройства русской провинции: «С самаго перваго основания общежительств познали все народы пользы и выгоды, от устроения городов проистекающия, не токмо для граждан тех городов, но и для окрестных обитателей. Начиная от древности, мраком покрытой, встречаем мы повсюду память градоздателей, возносимую наравне с памятию законодателей, и видим, что герои, победами прославившиеся, тщились градозданием дать безсмертие именам своим». Уже 6 января 1784 года Екатерина Великая утверждает новый план Старого Оскола. С этого времени начинается полная перестройка города, которая продолжается вплоть до XIX века.
Согласно «Высочайше утвержденному плану» в 1785 году землемер Егор Плотников с городскими властями и представителями купечества, духовенства подготовил подробный чертеж города. Летом того же года по распоряжению губернского начальства Плотников составил планы слобод, в том числе и Ездоцкой. Но претворить замысел императрицы оказалось непросто: перепланировка города вызвала много споров. Примером тому может служить Ордер Старооскольскому Господину Городничему Ковригину: «Губернии землемер представил мне на утверждение присланные от Вас слобод Ездоцкой, Ямской и Гумен планы, которые я хотя нахожу сочиненными в порядке и согласию с Указом Правительствующего Сената, но, не утверждаю оные, возвращаю при сем к Вам для того, чтобы тамошние землемеры расположили те слободы по сим планам в натуре и показали бы поселянам то расположение с растолкованием их пользы, от порядочного поселения быть могущей, а притом рекомендую Вам отобрать от них – не находят ли они каких других способов для выгоды их к поселению мест и сим расположением довольны ли? А потом уже и те планы на утверждение представить. Сентябрь 28 дня 1785 года».
Только в 1862 году, с утверждением всех необходимых бумаг, происходит закладка каменного храма. Однако пожар, случившийся на Ильин день, 20 июля по старому стилю (2 августа – по новому) помешал первоначальному замыслу, возвести здание храма и освятить его в честь иконы Божией Матери Смоленской «Одигитрии».
В летописях Николаевской церкви о начале страшного пожара записано: «В два часа дня, над городом разразилась страшная буря с черными тучами, заслонившими солнечный свет, и во время этой бури из трубы дома мещанина Мацнева, занимавшегося столярными работами, вырвалось пламя, охватило соломенную крышу, и вот начался пожар, охвативший в полчаса времени действием этой страшной бури не только несколько кварталов, но и загородные части…».
В историческом исследовании Оскольского края А.П. Никулов уточняет, что «пожар начался с крыши двухэтажного деревянного дома государственных крестьян Петра и Григория Поповых». «В краеведческой литературе, – пишет автор, – упоминается фамилия столяра Мацнева, но это так называемая, уличная фамилия, которая упоминается также и в следственном деле». Поповы занимались изготовлением мебели на заказ, и в период предшествующий пожару по времени, их работник Никита Холодов отделывал стулья для помещика Сухотина. Дом их был покрыт камышом, и пламя моментально охватило здание, переметнулось на соседние постройки. Сильный ветер подхватил пламя и, захватывая город, обрушился на Ямскую слободу.
Во время этого пожара сгорело, по сведениям думы, 275 дворов, а по бумагам полицейского управления — 220 дворов, и убытков исчислено до 600 тысяч рублей. В народе пожар получил название Ильинский, равно как и храм, который был построен в 1872 году в Ездоцкой слободе. 26 ноября 1873 года храм во имя святого пророка Божия Илии был освящен.
Каменное здание церкви, высотою примерно 21 метр, строилось на средства прихожан – государственных крестьян слободы Ездоцкой. Благодаря сохранившейся метрике храма известны имена создателей: архитектор – государственный крестьянин слободы Ездоцкой Еремеев, мастер – крестьянин Алексей Кочанов. Колокольня возведена в одно время с церковью. На ней было установлено шесть колоколов.
Расположена церковь в северной части слободы Ездоцкой. Некогда здесь была развилка старинных почтовых трактов, которые вели в Воронеж и Курск. В XIX веке приводятся в лучшее состояние большие дороги, ставятся на них верстовые столбы. Особое внимание уделялось воронежской, корочанской и курской дорогам: во-первых, потому, что они служили часто путем проезда Высочайших Особ, во-вторых, потому, что по ним проходил военный транспорт. А в 1833 году на этих путях наблюдалось небывалое движение по случаю открытия мощей святителя Митрофана Воронежского.