Храм при городской поликлинике украсят новыми росписями


Уютная церковь в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» радует прихожан уже четыре года. К пятилетнему юбилею ее стены украсят росписью. Мастера из Палеха уже приступили к работе. Распишут храм на личные средства ктитора и строителя – Александра Ипполитовича Емельяненко.

Бригада в 2022 году уже расписала храм в честь святого князя Александра Невского при ОЭМК. Работы только начались: корреспондент «Православного Осколья» застал двух иконописцев, которые трудились в алтаре. В апсиде, скрытой за лесами, проглядывает лик иконы Пресвятой Богородицы «Знамение». На алтарной стене – контуры «Тайной Вечери».  Икона необычная: на столе перед Христом и апостолами – не только Евхаристические Чаша и Хлеб. Здесь и подсвечники, и ножи, и какие-то разрезанные овощи, похожие на редьку. Глава артели Вячеслав Лукин согласился побеседовать с корреспондентом о смысле иконописи, технологиях и нелегкой жизни иконописца.

– Вячеслав, что за предметы на иконе «Тайная Вечеря»? Обычно мы видим, как Спаситель причащает апостолов, на столе – Евхаристические Дары, хлеб и вино, которые стали Его Телом и Кровью. А здесь – пиршество.

– Мы пользуемся образцами византийской живописи, берем древние канонические сюжеты и копируем их с небольшими доработками. В этой традиции Тайная Вечеря изображается именно как пир – это же был праздничный, пасхальный ужин. В России распространены более аскетичные варианты, где на столе – только Святое Причастие. По эскизам заказчик выбрал именно этот вариант.

– Сколько человек трудится над росписью храма? У вас постоянная бригада?

– Количество человек в бригаде зависит от объема работ: если объект большой, то и бригада большая. Этот храм небольшой, к росписи мы привлечем шесть-семь человек, больше не нужно. Смотрите, мы в алтаре вдвоем еле умещаемся. У нас нет понятия «постоянная бригада», потому что ни один художник не сможет обеспечить коллектив постоянной работой. Художники кочуют из одной бригады в другую. Прямо как в футболе. Если в работе с одной бригадой наступает перерыв, мастер едет работать с другой бригадой. Мы все дружим, знаем друг друга – кто в чем силен. Если нужен какой-то специалист узкого направления, мы приглашаем его.

– Много лет вы трудитесь в этой сфере?

– Я на росписях с 2002 года. Училище закончил в 2000-м, получается, профессиональный стаж в иконописи – 22 года. Самому не верится, кажется, только-только начал. Двадцать лет не шутка, много всего было за это время, но оно быстро пролетело.

Есть такая песня «Двадцать лет спустя». Спустя годы вы так же любите свое дело?

Да. Более того, работа раскрывается с получением навыков. Становится гораздо интереснее работать, появляются новые задачи. У художника – свой профессиональный рост. Сначала он поступает на работу «на полоски». Это какие-то вот такие (показывает на ровные линии вдоль оконного проема) полоски ровные, без завитков. Затем ему поручают орнаменты, потом – детали одежд. Здесь ровные линии, ничего не нужно придумывать, только копировать образцы. Вершина нашей карьерной лестницы – писать фигуры и лики. Ну и кто-то из особо одаренных, у кого есть предпринимательский и организаторский талант, становится бригадиром. Он договаривается с заказчиками и набирает людей.

– Какие иконы вы собираетесь писать в ближайшее время? В росписях будут Богородичные сюжеты?

– На видных местах мы изобразим Рождество и Успение Пресвятой Девы – как начало и конец Ее земного пути. На западной стене будет два сюжета: «Труд Святого семейства» и «Бегство в Египет». На своде изобразим два образа Богоматери – «Семистрельную» и «Одигитрию».

– Когда вы приступаете к росписи, как вы согласуете, что и где изображать?

– Есть заказчики, которые говорят: «Просто сделайте нам красиво». И мы уже сами все прорабатываем, сами все делаем. Бывает, что заказчик говорит: «Здесь изобразите это, а здесь – вот то». Тогда мы вместе с ним работаем над сюжетами, создаем концепцию, обсуждаем. В процессе делаем наброски, показываем заказчику, что может получиться. Росписи в храме – это проповедь, а проповедь должна быть понятной. Все изобразительное искусство построено на этом принципе: человек должен понять, что и зачем изображено. Есть древние традиции: например, в верхней части храма изображаются сюжеты из небесных сфер: ангелы, явления…

– Какие краски используются для росписи? 

– Мы используем обычные акриловые краски, которые колеруем под свою палитру. Сколько себя помню, всегда писали ими. Некоторые специалисты пишут силикатными красками – это пигменты на основе жидкого стекла. Стекло, впитываясь в штукатурку, становится с ней одним целым. Такая технология была придумана для фасадов, потому что у них сложные условия эксплуатации. Если бы нас попросили написать икону на наружной стороне храма, мы бы предпочли силикатные краски – им не страшны дождь и солнечные лучи.

Ваша работа связана с длительным отсутствием дома. Как семьи относятся к этому? Привыкли к такому распорядку жизни?

– Это сложно для всех: и для самих иконописцев, и для их домашних. Мы работаем вахтами, иногда приходится уезжать на два месяца и более. У меня был период очень долгих отсутствий: я работал в Ливане, и заказчику неудобно было дробить визы на короткие периоды. Мы работали там по два месяца кряду. Конечно, это влияет на детей: то есть отец, то его нет. Лично я привык: уезжаю из дома и знаю, что меня ждет. А супруге и детям – тяжело. Необязательно быть художником, чтобы это понять. Но вот такой крест, ничего не поделаешь. У меня был случай, когда поломался водопровод, и я дистанционно вызывал мастера, семья несколько дней сидела без воды.

Когда планируете завершить работу?

– Работа займет три месяца – объект небольшой, около двухсот квадратных метров. Храм от этого не становится проще, скорее наоборот. Много мелких деталей росписи находится прямо перед глазами. За крестом, который стоит у стены храма, решили «дописать» распятие с Предстоящими – Божией Матерью и Иоанном Богословом.

На время работ службы в храме стали совершать реже – по праздничным и воскресным дням. В субботние дни Литургия временно не совершается, чтобы дать мастерам вовремя закончить работу.

Беседовал протодиакон Сергий Епифанцев
Фото протодиакона Сергия Епифанцева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

50 + = 55

АРХИВ ГАЗЕТЫ