Хлеб преподобного Иннокентия Глинского

Святость прекрасна, глубока и сияет ярче солнца и радуги в сынах Божиих. А грех уныл и пошл, и один человек, порабощенный определенным видом греха, мало чем отличается от другого такого же человека. Грешники составляют толпу. Святые же всегда возвышаются над людским морем. И каждый по-особому, по-своему, так как ему даровал Господь наш Иисус Христос.

Среди святых были и есть великие молитвенники вроде преподобного Серафима Саровского, великие богословы вроде святителя Игнатия (Брянчанинова), великие чудотворцы вроде святителя Николая Мирликийского, но также имелись и те, кто сочетал монашеский подвиг, молитву с великим умением организовывать и благоустраивать обители, достаточно вспомнить преподобных Иосифа Волоцкого и Оптинских старцев.

Преподобный Иннокентий (Степанов) по своим талантам организатора явно приближался к Иосифу Волоцкому и Сергию Радонежскому. И это было очень важным в XIX веке, когда в Российской Империи полным ходом шло возрождение монастырей и строительство новых после разгромного для Церкви Русской XVIII века.

Монастырь в русской истории всегда выступал центром объединения окружающих земель и точкой раскрытия Православия на них. Монастырь был очагом просвещения и соработничества представителей разных классов и сословий.

Глинская пустынь наряду с Оптиной в XIX столетии явилась местом притяжения всех тех, кто устал от обезбоженной и безо́бразной жизни и начал искать духовных руководителей – старцев, которые могли наставить на путь истины, надежды и любви, на путь к Богу, на путь к самим себе через покаяние и веру…

Глинская пустынь. Дореволюционное фото

Иаков Фирсович Степанов (будущий святой преподобный Иннокентий) родился в семье потомственного дворянина Старооскольского уезда Курской губернии, предположительно, в 1824 или 1825 году. Он с успехом окончил Старооскольское уездное училище. О его семье и родителях на настоящий момент ничего точно не известно. Безусловно, он явно происходил из благочестивого семейства, рано возлюбил молитву, пост и святых Божиих, ибо в возрасте 20 лет возжелал монашеской жизни и ушел в Глинскую пустынь, тогда находившуюся в пределах Курской епархии.

В 1845 году Степанов уже числился среди послушников монастыря. Как человеку образованному, ему пришлось сразу же нести послушания библиотекаря и письмоводителя. Может быть, он и не хотел этого делать, но такие послушания сочли необходимыми его духовные наставники в Глинской пустыни.

Духовными руководителями будущего светила Глинскойобители стали преподобный Илиодор (Голованицкий), стяжавший уважение не только в России, но и на Святом Афоне, и иеросхимонах Макарий (Шаров). Они наставляли преподобного Иннокентия до своего ухода ко Господу, даже и после его избрания братией настоятелем пустыни и утверждения игуменом.

Кстати, преподобный Макарий Глинский предсказал в 1861 году Иннокентию игуменство: «Этот будет игуменом. Хотя он и молод, но будет мудрым старцем».

Надо учесть, что старцы учили отрешаться от своеволия и не превозноситься над собратьями. Крестьянин, купец или дворянин в монастыре исполняли послушание на равных. Сословные предрассудки оставались как прах за стенами обители.

Иаков все и оставил за воротами пустыни. В 1853 году он принимает монашеский постриг, затем рукополагается во иеродиаконы в 1854-ом, а в 1856 году – во иереи.

В 1862 году Иннокентий возводится в игумены епископом Курским и Белгородским Сергием (Ляпидевским). Первым важным делом нового игумена стала покупка Сеймских мельниц, принадлежавших до того государственной казне. Сейчас можно сказать: «Подумаешь, приобретение! Мельницы купить – не храм построить!»

Однако подобное рассуждение будет ошибочным. Преподобный Иннокентий знал, что делал. В монастырь на паломничество стекалось много людей, а им требовалось пропитание. Братия, может быть, и обошлась бы без увеличения хлебных порций, но как быть с теми, которые шли и шли в монастырь?

Мудрость Иннокентия Глинского проявилась в этом и с другой стороны. В 1861 году в России государь Александр II отменил крепостное право. И этот шаг был правильным и совершенно своевременным. Но все имеет оборотную сторону.

До отмены права крестьяне в голодные годы получали от помещика хлебное вспомоществование. Русская корона строго следила за этим. Известны случаи, когда жадные помещики лишались своих крестьян. Их переводили в разряд казенных. Но после 1861 года ситуация изменилась. Формально независимые крестьяне оказались предоставленными сами себе. И теперь помогать им стали только отдельные сердобольные  помещики,  благотворители, земства и монастыри.

Глинская пустынь старалась всегда обеспечить голодающих хлебом. И здесь Сеймские мельницы очень и очень пригодились.

Но и о других делах не забывал Иннокентий Глинский. При нем был переделан и расширен Богородице-Рождественский собор. Кроме того, еще были возведены новые келии для братии.

Игумен не забывал и о крестьянском населении, проживавшем вокруг Глинской пустыни. При нем была возведена двухэтажная больница с сушильней для лекарственных трав. Медицинскую помощь в ней амбулаторно и в стационаре получали крестьяне, богомольцы и насельники монастыря.

Для тех, кто пребывал на богомолье в Глинскую пустынь, была открыта гостиница, а также в деревне Заруцкой и при Сеймских мельницах имелись странноприимные дома. Богомольцы победнее обустраивались там. Еще же в странноприимные дома принимали на жительство бедных и немощных, неспособных обеспечить себя питанием с помощью сельскохозяйственного труда.

Надо сказать, что беднейшие странники и богомольцы при преподобном Иннокентии обеспечивались не только хлебом, но и обувью, и одеждой, и деньгами на дальнейшую дорогу. Иногда благотворительную помощь от пустыни в год получало до 20 тысяч человек.

В 1877 году вспыхнула русско-турецкая война. Русская армия пошла освобождать единоверцев на Балканах, гибнущих под турецким игом. Глинская пустынь сама предложила размещать в своей больнице на лечение раненых солдат, переправленных вглубь России с фронта боевых действий. За ранеными ухаживали сами монахи, имевшие медицинские и санитарные знания и некогда сами послужившие в войсках.

За всем этим стоял великолепный организатор Иннокентий (Степанов).

В 1882 году за понесенные труды он был награжден орденом Святой Анны III степени, а в 1887 году удостоен сана архимандрита.

Несмотря на хозяйственные хлопоты, владыка Иннокентий постоянно молился и очень переживал, что из-за тех или иных дел ему приходилось пропускать богослужения, особенно утренние.

Глинская пустынь. Начало ХХ в.

Важно отметить, что архимандрит всегда находил время, чтобы заниматься наставничеством, как истинный старец. Он постоянно беседовал с монахами и послушниками, разрешал вопросы, заданные богомольцами. Все преподобный основывал на Священном Писании и житиях святых. Обладая изумительной памятью, он свободно цитировал Библию и отцов Церкви. И совет давал как бы не от себя, но по Писанию и Преданию.

Господь наделил старца и даром чудотворения. Он распознавал болезни среди пришедших к нему и исцелял, например, головную боль наложением рук или же сжимая обеими руками некрепко голову. Свидетельства об этом расходились по всей округе.

Известен любопытный случай несколько иного свойства. Одна гимназистка очень переживала, что провалится на экзамене. Находясь в городе Сумы, выделив девочку в толпе, преподобный Иннокентий подозвал ее и попросил учебник. Раскрыв его и прочитав несколько страниц, старец сказал, что это надо обязательно хорошо выучить. Потом пальцем начертил у нее на лбу образ оценки «пять» и благословил.

Гимназистка на экзамене получила отметку «отлично». Новость об этом распространили гимназистки и их родители по всем Сумам.

Ушел ко Господу преподобный Иннокентий (Степанов) в день, предсказанный его земляком, преподобным Архиппом (Шестаковым), – в сентябре 1888 года.

Отца Иннокентия еще при жизни почитали святым, а его наставления бережно хранились и передавались из уст в уста. Главным же почиталось это: «Надо молиться, без молитвы нельзя ничего начинать. О всяком деле прежде помолись, и успех его предай Богу. Если бы я не предавался Богу, то что бы сделал? Если у нас нет в душе мира, истины и правоты, то наша молитва сомнительна и не получаем мы от Бога утешения. Ангел, видя душу достойную, подает ей утешение от Бога, а недостойную – лишает. Когда помолишься, и водворится в тебе душевный мир, то благодать Господня охраняет тебя от нарушения этого мира… Молись до тех пор, пока не почувствуешь в себе особенной небесной отрады, имея которую ты способен все встретить, все вынести, все сделать».

Этот совет святого дан нам на все времена, и пригоден православным христианам в любые лета и столетия от Рождества Господа нашего Иисуса Христа.

Александр Гончаров

Изображения с сайта spzh.news

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 41 = 44

АРХИВ ГАЗЕТЫ