Господин зауряд-врач

Старший корабельный фельдшер подпрапорщик Вячеслав Иванович Карук недовольно вздохнул. Из кают-компании при лазарете слышались молодые голоса, а ведь по звездному крейсеру «Александр Суворов» уже давно наступило время отбоя. Карук считался, почитай, что и старослужащим, он ведь крейсеру отдал почти двадцать лет жизни. Военная пенсия была выслужена еще три года тому назад, но в отставку подпрапорщик не собирался. Он просто не мыслил себя вне военно-космического флота Российской империи. И думал послужить Его Императорскому Величеству еще лет этак пять. Более медицинская комиссия точно не даст. Потом же Карук планировал осесть у старшей дочери на тихой фермерской планете Святого Лаврентия и воспитывать внуков.
Карук совершенно замотался в последние дни. Крейсер вместе со всей эскадрой на полгода отправлялся в глубокий космос к далекой системе Альгамбра, необходимо было предотвратить военный конфликт местных властей с Ганзой. Дипломаты, конечно, сделали свое дело. Как говорится, многое можно сделать добрым словом. Однако добрым словом и доброй эскадрой сделать можно гораздо больше.
А перед долгой дорогой и дел всегда уйма. Прибыли три роботизированных лечебных комплекса с капсулами для лечебного сна. Их ведь не установишь за два дня! Да и медсанчасть крейсера пополнилась молодыми медиками. Списочный состав ее увеличился почти на треть. Вот и попробуй за всем уследить, тем более начальник медицинской службы Адриан Адрианович Кислевский Карука просил лично разобраться и с техникой, и с новыми медиками. Попросил, а не приказал. За просьбу же Адриана Адриановича подпрапорщик готов был разбиться в лепешку. Пуд соли, почитай, вместе съели, да еще пудиком и закусили за годы совместной службы!
Усмехнувшись своим мыслям, фельдшер решительно направился в кают-компанию. Там все выглядело благопристойно, два младших фельдшера, надзиратель лазарета и две сестры милосердия из вновь прибывших спокойно пили чай с эклерами и конфетами, весело переговариваясь о чем-то своем.
Появление подпрапорщика произвело фурор. Разговор мгновенно стих. Молодцы попытались вскочить и отдать честь как положено. Но Карук всех успокоил, махнув рукой, мол, сидите, сидите, и, напустив грозный вид, изрек: «Устав нарушаем? Ну-ну!». Впрочем, продолжать свою речь Карук не стал, опустившись на свободный стул. На столе перед старшим корабельным фельдшером быстро появилась чистая чашечка, которая скоро наполнилась ароматным чаем. Надзиратель лазарета сержант Клюев начал уверенно оправдываться:
– Обсуждали подготовку к отлету. Удивились, что в стенку каждой капсулы вплавлена икона Божией Матери. Такую увидели впервые…
Вячеслав Иванович перебил речь Клюева:
– Подожди, сержант! Ты обрати внимание на то, что все комплексы произведены фирмой «Огнев и Потапов» с нашей столичной планеты. И икона-то не простая, а называется «Всецарица». Здесь скрыта целая история, связанная с нашим бывшим сослуживцем. Ежели желаете, то и расскажу. Все равно режим нарушен.
Обнаружив, что молодые военные готовы выслушать его, Карук продолжил:
– Прошло ровно пятнадцать лет с того момента, когда к нам в медсанчасть прибыл студент четвертого курса Императорской военно-медицинской академии Олег Дмитриевич Огнев. Чина, естественно, большого не предполагалось. Только зауряд-врач. На военный флот пошел, дабы заработать денег на оплату обучения, да и практику пройти по полной форме.
Ростику Олег Дмитриевич был небольшого, хотя и физически развит. Лицом его Господь Бог не обидел. Про таких обычно думают, что девки им на шею сами вешаются. Но господин зауряд-врач являлся человеком серьезным и на крейсере вел жизнь достаточно закрытую. Трудился в лазарете, занимался в спортивном зале, читал свои врачебные книжки, что-то изобретал по медицинским приборам, посещал (по возможности) почти все службы в храме. У него на столе я впервые и приметил икону Божией Матери «Всецарица». Образ меня поразил. Пресвятая Богородица восседает на царском троне, в багряных одеждах. Богомладенец находится на ее руках. Два ангела расположились за спинами Девы Марии и Сына Человеческого, своими крылами как бы осеняя их.
От Огнева, особо чтившего эту славную икону, я и узнал кусочек его биографии, предопределивший всю жизнь.
Олег Дмитриевич происходил из древнего дворянского рода, имевшего свои корни на Старой Земле. Прямой предок Огнева был сподвижником основателя Звездной Российской империи, участвовал во всех сражениях с Конгломератом. Но потом род захирел, и на военную стезю потомков боевого генерала-адмирала уже не тянуло. Отец Олега Дмитриевича ушел из семьи ради юной модели и глупо погиб на дуэли. Матушка Елена Константиновна воспитывала сына одна. Олег ее любил и слушался во всем. Они вместе посещали храмы и святые места. Мальчик хорошо учился в гимназии, и маменька мечтала о том, что ее чадо пойдет по юридическим наукам или же поступит в духовную семинарию.
Но все перевернулось вмиг. В семнадцать лет гимназист влюбился в дочь промышленника Илариона Матвеевича Потапова Анастасию. Его ухаживания девица встречала благосклонно. Но отец, проведав о сем, поступил иначе. Он категорически запретил юноше и девушке встречаться. Олег Дмитриевич миллионера Потапова не привлекал в качестве зятя. Подумаешь, дворянских кровей! Все равно нищеброд нищебродом. Ни имения, ни доходного дома за душой-то и не имеется. Голодранец.
Олег же задумал недоброе. Он решил смягчить сердце отца Анастасии с помощью… магии. Не тверд оказался в православной вере.
Как раз в их городе обретался шарлатан, обучавший всех за соответствующие деньги колдовству, волхвованию и магии.
Юноша утащил у родной матери тысячу имперских рублей со счета и оплатил два «семинара». Колдун порекомендовал Олегу подзарядиться энергией от православной иконы. Причем «учитель» посоветовал неофиту в храмы не ходить, ибо попы наверняка его пассы заметят. Поэтому Олег, улучив день, когда маменька отъехала в гости к сестре, взял из красного угла самую большую икону и, перенеся ее в ванную комнату (дабы никто его не застал за неблаговидным занятием), протянул руки к образу…
С ужасом Олег узнал, что его руки приклеились к иконе Божией Матери «Всецарица» намертво. Сам образ засветился, а тело «колдуна» охватила неудержимая дрожь. Юноша завопил во весь голос: «Пресвятая Богородица, прости меня!». Тут же и руки отклеились, и дрожь прошла. Но трепещущее от страха сердце погнало Огнева из дома на ближайшую стоянку аэротакси. Олег плюхнулся в пассажирское кресло и на вопрос робота:
– Куда отвезти?
Ответил:
– В монастырь.
Автомат уточнил:
– В какой?
Олег без промедления сказал:
– В дальний.
Очнулся Олег Огнев на дороге к какому-то сельскому монастырю. На стене обители он прочитал лишь: «Свято-Духов монастырь». И без памяти ввалился в открытые ворота…
Через час у Огнева состоялась беседа с архимандритом Серафимом, которому он и поведал все о произошедшем. От батюшки юноша узнал, что его случай очень похож на первое чудо, свершившееся у иконы Богородицы «Всецарица» еще на Святом Афоне. И что через «Всецарицу» Божия Матерь дарует исцеления от самых страшных недугов.
Олег искренне раскаялся и попросил остаться в обители. Архимандрит Серафим разрешил пожить трудником при монастыре, но обязательно сообщить матушке о своем местонахождении.
Огнев задержался в монастыре на три месяца. В основном помогал братии на огороде и скотном дворе. Маменька приезжала три раза. О чем с ней разговаривал старец, то Олегу осталось неизвестным. Но в конце концов архимандрит сказал юноше, что монастырская жизнь – не его удел, и благословил после окончания гимназии поступать в военно-медицинскую академию. Что Олег Огнев и совершил.
Учась в академии, наш курсант переписывался с Анастасией Иларионовной. Любовь же лишь крепла.
После четвертого курса Олег Дмитриевич Огнев и стал зауряд-врачом в лазарете крейсера «Александр Суворов». Но это еще не конец истории…
Год службы пролетел незаметно. Олег Дмитриевич показал себя с самой лучшей стороны. Ему предстояло по прибытии на столичную планету держать экзамен за пятый курс перед аттестационной комиссией военно-медицинской академии. Зауряд-врачи на государевой службе пользовались данной привилегией. Никто не сомневался, что «наш Олег» (так между собой мы его называли) успешно выдержит экзаменационное испытание.
Крейсер держал курс домой. Ничего экстраординарного не предвиделось. Но в Оркнейской системе мы получили сигнал о том, что на планетоиде Урсус потерпела катастрофу прогулочная яхта «Пенелопа» купца и промышленника Потапова. На ее борту находились пять членов экипажа и обслуги и сам Потапов с дочкой.
Крейсер подошел к Урсусу через два часа. Ситуация приключилась весьма неприятная. Яхта упала на планетоид. У нее заклинило выходной люк, да так, что покинуть «Пенелопу» было невозможно, а воздух постепенно стал уходить через пробоины. Все, кроме Анастасии, потеряли сознание.
Олег Дмитриевич упросил капитана Васина включить себя в группу спасателей.
Яхта лежала на боку в горном ущелье. Причем люк придавило камнями. Попытки применить лазерные резаки не привели к нужному результату. Командир спасателей задумал проникнуть внутрь судна через разрез в корпусе. Но беда заключалась в том, что плана яхты, построенной по специальному заказу, не имелось, и опасность усугубить положение запертых в ней людей представлялась вполне реальной. В щель же между люком и корпусом мог протиснуться разве что мальчишка.
И вот здесь выступил вперед наш господин зауряд-врач. Его телосложение позволяло совершить попытку проникновения. Спасательный штаб согласился с доводами Олега Дмитриевича и разрешил ему рискнуть.
Как Огнев протиснулся внутрь, понять никто и не смог. Перво-наперво он натянул скафандры на пострадавших с помощью любимой и указал спасателям точку, где легко прорезался ход без ошибки что-нибудь лишнее или взрывоопасное затронуть. Эвакуация прошла без проблем. Потапова, человека весьма грузного, Олег вытащил сам. Надо учесть, что искусственную гравитацию на яхте отключить было нельзя, так что зауряд-врач уподобился муравью, транспортирующему тяжести, превышающие его собственный вес.
Мне потом Олег признавался, что где-то глубоко в умишке мелькнула мыслишка не выручать Илариона Матвеевича. Но зауряд-врач помолился Пресвятой Богородице и отогнал злое искушение, ибо перед взором сам собою возник образ Божией Матери «Всецарица», растаявший затем без следа.
Надзиратель Клюев чуть удивился:
– А откуда вы знаете, господин подпрапорщик?
На что Карук ответствовал:
– Так мама Олега Дмитриевича – моя двоюродная сестра. Следовательно, он – мой родственник. Мы с ним часто разговаривали. И на венчании рабов Божиих Олега и Анастасии я присутствовал. Как раз после завершения Успенского поста…
Обозрев изумленные лица слушателей, Вячеслав Карук продолжил:
– Олег на отлично сдал экзамен. Затем женился на Анастасии Иларионовне. Родитель сам благословил их брак, узнав о том, кто его спас с разбитой «Пенелопы».
Ныне Огнев – доктор медицинских наук, государь ему пожаловал баронский титул за совершенные открытия в области биопротезирования. Олег совместно с тестем держит фирму по производству медицинских инструментов. Они постоянно помогают военно-космическому флоту империи, поставляя несколько лечебных комплексов два раза в год бесплатно. Но в воинских чинах Олег Дмитриевич так и не вырос, ибо не дослужил положенного срока. Имперские законы здесь строги, и их даже правитель никогда не нарушает. Так Огнев и остался зауряд-врачом.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65 − = 58

АРХИВ ГАЗЕТЫ