Глаза его закрыты, уста сомкнуты.
Но он говорит о своей любви

19 ноября отошел ко Господу настоятель Вознесенского храма в Казацкой слободе архимандрит Гавриил (Савченко). 21 ноября на отпевание любимого старооскольцами батюшки пришли настоятели и клирики старооскольских храмов, духовные чада, прихожане Вознесенской и других церквей Старооскольского района. Большой храм не смог вместить в себя всех пришедших на отпевание – в церковной ограде стояли сотни людей.

Для значительной части ныне верующих старооскольцев Вознесенский храм стал первым, куда они приходили, ища свою дорогу к Богу. Здесь они делали свои главные шаги по воцерковлению, обретая веру и первый духовный опыт. Впоследствии многие уходили в другие приходы, как подросшие дети покидают родительский дом, но благодарность к своему первому наставнику сохранялась на всю жизнь.
Архимандрит Гавриил был открыт и доступен для страждущих утешения и совета, но с журналистами общался неохотно – возможно, из-за скептического отношения любопытствующей атеистической прессы к Церкви. Для “Православного Осколья” он сделал исключение – в 2002 году побеседовать с настоятелем Вознесенского храма удалось выпускающему редактору газеты Вадиму Москалеву. Мы приводим отрывок из его очерка «Долгие дни Вознесенского храма», опубликованного в 23(120) выпуске “Православного Осколья” от 12 июня 2002 года:

Отец Гавриил уделил время для короткой беседы, как и обещал накануне. Правда, время, проведенное мною в храме, как и разговор с прихожанами, уже дало мне ответы на многие вопросы. Нетрудно было увидеть, что сам уклад жизни прихода Вознесенского храма, ход Богослужений, совершение Таинств, выполнение треб, – все несколько отличает храм от других. Может быть, это только мое личное мнение, но мне показалось, что здесь есть какое-то монастырское настроение. Здесь непрерывно происходит не только Божественное, но и общественное служение. И правда, что батюшка с утра до вечера в храме, не имея минуты отдыха.
Когда я увидел, что предстоят крестины целой уймы плачущих детей и нескольких взрослых, стоящих босиком, то понял, что беседе нашей не суждено состояться, ведь потом начиналась Литургия. Но отец Гавриил решительно отошел в сторону и полностью перешел в «мое распоряжение». Не скрою, такое гостеприимство приятно удивило. Мне казалось, что отец Гавриил – человек труднодоступный и строгий. Он же встретил меня, как старого знакомого, так, как могут встречать люди, у которых нет предрассудков, нет понятия «твое и мое», нет самолюбия и, наконец, нет личного времени.
– Служу в храме с начала восстановления – с 1988 года, – рассказал немного о себе отец Гавриил. – В сане священника с 1979 года. Служил в Курской области, в Суджанском, затем в Мантуровском районе.
– Отец Гавриил, какое впечатление на вас произвел Старый Оскол, храм, в котором предстояло служить?
– Первое время плакал. Помощи ждать было неоткуда, все разрушено. Но благодаря Богу, людям, которые с воодушевлением, вниманием, ревностью взялись за работу, храм смогли восстановить. От общественных организаций помощи не было. Мэрия построила только дорогу и переднюю часть ограды. Восстановление шло постепенно. 14 лет не прошли даром.
– Вознесенский храм привлекает к себе людей больных. Чем вы это можете объяснить?
– Людей исцеляет молитва. Они хотят, чтобы их выслушали. Служба у нас идет целый день. Кому-то подскажу, как быть, расскажу, наставлю, поддержу. Это и лечит людей. Нельзя сказать, что здесь большой приход. Нет, он ни большой, ни маленький. Обычный…
Отца Гавриила отличает задумчивая манера вести беседу. Иной раз и не поймешь, закончил он свою мысль, или еще нужно подождать последнего слова. Такой стиль разговора свойствен монастырям, где жизнь неспешна и размеренна, где важно не то, что ты скажешь, а то, что будет услышано…
– Многое изменилось за 14 лет, – продолжает игумен Гавриил. – Как память, остались эти фотографии и две большие иконы, которые сохранили от поругания прихожане: св. Иоанна Воина и св. великомученика целителя Пантелеимона. Они помещены в киоты с левой и правой стороны от алтаря. Прихожанки Клавдия Корчагина, Надежда Ансимова и многие другие ревностно трудятся на восстановлении храма, на поддержании в нем порядка.
— Отец Гавриил, у вас есть какая-нибудь мечта?
— Мечта одна… Чтобы правильно служить, чтобы для этого были силы и здоровье… Чтобы приносить пользу для людей…

Во время отпевания отца Гавриила в Вознесенском храме, несмотря на чрезвычайное скопление народа, было удивительно тихо, и каждое слово настоятеля храма во имя прп. Сергия Радонежского протоиерея Сергия Шумских, пронизанное скорбью, доходило до сердец старооскольцев:
– К пустому роднику народ не идет. Народ идет туда, где чувствует помощь, любовь, сострадание, где чувствует истину. Народ стремился к своему дорогому батюшке, и он, даже при всей своей как будто бы молчаливости, находил каждому слова утешения. За это время, когда облетела старооскольскую землю весть о том, что почил батюшка, я общался со многими и почти всегда слышал – «он меня крестил, он нас венчал, он нас назидал, он нам помогал».
Отец Сергий привел слова архимандрита Гавриила из своей беседы с ним: «Я монах. У меня хватает на всякого человека времени. Господь дал мне такую возможность, и я старался ею не пренебрегать».
– Его жертвенность должна научить и нас, – продолжал протоиерей Сергий, – чтобы мы не были заострены только на себе, чтобы мы могли другим людям, подобно батюшке, давать тепло, находить для них время, нужные слова. Он, может быть, нечасто улыбался, он чаще всего был сдержан, может быть, даже немножко строг. Но душа всегда тянулась к нему, и даже в очень коротком общении она находила подлинное утешение – таков был покойный батюшка. Он лежит в храме, где много его трудов, куда ни глянь – все это батюшка сделал, и внутри, и снаружи. Но самое главное, над чем трудился отец Гавриил – это души человеческие, за которые он, как и любой священник, несет ответственность пред Богом. Важно, чтобы все те, кто является духовными чадами батюшки, построили свою духовную жизнь так, чтобы новопреставленному архимандриту Гавриилу можно было пред Господом сказать: «вот я, Господи, и вот дети мои, которых Ты мне дал» – чтобы эти дети были достойны своего батюшки, чтобы они тоже снискали Евангельскую любовь, чтобы они достойно несли свой крест через всю свою жизнь. Если кто в чем виноват, мысленно просите прощения у батюшки – он вас слышит, видит, чувствует, и пусть он молится за нас. Мы должны оставить всю суету и, пока сами будем живы на этой земле, молиться изо всех сил за дорогого батюшку. Аминь.
Попрощавшись с покойным батюшкой в храме, старооскольцы прошли крестным ходом вокруг Вознесенского храма, неся впереди гроб с телом архимандрита Гавриила. Похоронили батюшку в ограде храма – все его духовные чада, по обычаю, придя в храм, не преминут подойти к могилке и помолятся Господу об упокоении отца Гавриила в селениях праведных.

Вечная ему память!

Подготовил Константин Алексеев

Прощание с архимадритом Гавриилом (Савченко)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

24 + = 32