Фантастика: «Всякая тварь верует?..»

Крестоносцы космоса. Коллаж Юлии Кривоченко

Литературоведы и въедливые внимательные читатели книг великолепно знают, что фантастика и сказки всегда отражают существующую действительность вне зависимости от того, где разворачивается сюжет: в далеком прошлом или же неведомом будущем. Человека Средневековья или Древнего Шумера представить сложно, ибо слишком мало о нем сведений сохранила история, а в отношении людей, живущих на просторах Метагалактики, вероятны только туманные предположения. Фантастика фактически рассказывает нам о нас, но находящихся либо в антураже рыцарских замков, либо летящих на звездолете со сверхсветовой скоростью в поисках таинственной «Кузькиной матери». Все пороки, грехи, добродетели, мысли и поступки литературных героев – это отражение того, что происходит с нами сейчас.

Фантастический литературный мейнстрим в XX-XXI веках неизменно определяло творчество писателей Запада (стран Европы, США, Канады, Австралии и Новой Зеландии). А западная цивилизация (по Игорю Сикорскому – известному авиаконструктору и православному философу), приняв все три соблазна, которыми искушал Спасителя в пустыне сатана, научилась создавать искусственную пищу чуть ли не из сырой нефти, передвигаться на большие расстояния по воздуху (что древним людям пригрезилось бы чудом) и покорять менее технически развитые народы и навязывать им свою волю: как жить, верить, любить и мечтать. И эта же цивилизация отвернулась от Господа нашего Иисуса Христа, увлекшись материальным благополучием, и застыла в своем самодовольстве.

Преподобный Иоанн Лествичник писал: «Великое дело отвергнуть от души похвалу человеческую, но большее – отвратить от себя похвалу бесовскую». Запад принял и ту, и другую. Фантастика Западной Европы и Америки поступила так же.

Антихристианское направление западной фантастики определили три автора: Артур Кларк, Роберт Хайнлайн и Айзек Азимов. Преклонение перед наукой, человекобожием, увлеченность техникой и технологиями (в том числе социальными!), материализмом,  спокойно совмещаемым с оккультизмом и магией, и пренебрежение к многовековому религиозному опыту человечества – все это найдется без труда в произведениях сих, без сомнения, талантливых авторов, но совершенно равнодушных к христианскому наследию Западного мира.

Для Айзека Азимова религия является только способом управления людьми для каких-либо высоких целей. В его цикле «Основание» данная идея прослеживается очень хорошо. Истины духовного мира Азимову непонятны. Артур Кларк же признает наличие некоего Мирового Разума, который по всем параметрам напоминает масонского Великого Архитектора. А третий фантастический закон Кларка гласит: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии». Как же не вспомнить здесь речь беса Баламута из притчи христианского писателя Клайва С. Льюиса: «Если нам когда-либо удастся создать изделие высшего качества – мага-материалиста, не только использующего, но и почитающего то, что он туманно и расплывчато именует «силами», отрицая при этом невидимый мир, мы будем близки к победному концу». Получается, что Артур Кларк своими книгами и продвигает человечество к капитуляции перед бесовщиной.

Хайнлайн следует в том же русле. Его повесть «Магия инкорпорейтед» («Монополия нечистой силы», «The Devil Makes the Law»), изданная еще в 1940 году, весело рассказывает о противостоянии владельца строительной фирмы, его друзей: мага-дизайнера одежды, «белой ведьмы» с атрибутами богини Дианы, колдуна-нганги из Африки с племянником дьявола. Причем взаимоотношения с нечистой силой вполне обыденны и часто не только опасны, но и приятны. При этом в книге даже упоминания о Боге Творце нет. В романе же «Иов, или Осмеяние справедливости» Хайнлайн без лишних экивоков и сомнений глумится над верой…

Альтернативная линия христианской фантастики в духе Г. К. Честертона, Дж. Р. Р. Толкина и К. С. Льюиса развития в XX столетии не получила. Христианство в фантастику проникает тихой сапой, иногда и помимо желания самих авторов. Но когда это случается, то возникают весьма примечательные образцы обличения теплохладности сытого Запада.

Классика фантастической литературы. Изображение с сайта mietcenter.ru

Рассказ Энтони Бучера «Поиски святого Аквина» повествует о будущем, где христианство гонимо, большинство людей довольно техническим процветанием и живет в тоталитарном государстве Технархия. Римский папа отправляет монаха Фому найти нетленные мощи святого Аквина, своими проповедями обращавшего даже закоренелых атеистов ко Христу. Монах отправляется в путь на роботе-осле (робосле), предоставленном одним из руководителей государства – технархом, якобы сочувствующим негласно христианству. Робот-осел (по заложенной в нем программе) постоянно искушает Фому. После долгой и непростой дороги монах в пещере находит нетленные мощи. Но оказывается, что святой Аквин – это не человек, а робот. Робосел предлагает скрыть данный факт и поведать, что были обнаружены настоящие мощи. Тогда, мол, укрепится и положение Церкви в мире, а Фома будет избран следующим римским папой и принесет много пользы христианскому народу. Но монах отвергает эти призывы и разоблачает разумного робосла и его хозяина как пособников сатанизма. И Фома понимает, что его поиски закончились на самом деле удачно: «Этот совершенно логичный мозг, универсальный мозг… знал, что он создан человеком, а его логические построения привели к вере в то, что человек создан Богом. И он осознал свой долг перед его творцом, человеком, и перед Творцом человека. Богом. Этот долг – обращать людей в веру к вящей славе Господней. И он обращал – чистой силой своего совершенного разума…» Монах готов донести всю правду до христианской общины. Он смиряется и надеется на волю Божию.

Рассказ американского фантаста Роберта Шекли «Битва» посвящен сражению человечества с дьявольской ордой. Но люди (причем вроде как верующие в Бога!) не хотят жертвовать собой. Они выставляют вместо себя роботов. Получается этакая комфортная война: человечки прячутся в неприступных бункерах, а гибнут их создания. И следует финал. Полчища демонов разгромлены. Но сонмы ангелов забирают на Небеса не потомков Адама, а роботов. Человек, отказавшись от битвы за Христа, потерял свое первородство подобно Исаву, уступил его механическому созданию. Стал «не холоден и не горяч», потому и оказался «изблеван» на грешную землю, ибо сам себе перекрыл лестницу в Вечность.

Несколько особняком в христианской фантастике стоит роман Пола Андерсона «Крестоносцы космоса». Средневековые английские рыцари и ополчение захватывают чужой космический корабль и заставляют инопланетянина отвезти их на войну во Францию. Но пришелец обманывает их и отправляет в пределы звездной Версгорской империи, надеясь, что этих наглых «варваров» уничтожат или обратят в рабов. Однако все вышло по-другому. Отчаянная смелость крестоносцев и вера в Бога позволяют им сокрушить неизмеримо более сильного противника.

Иллюстрация к циклу А. Азимова Оскование. Изображение с сайта disgustingmen.com

Через тысячу лет с Земли прилетает звездолет. Выясняется, что в Галактике раскинулась гигантская христианская империя, объединяющая самые разные инопланетные расы во главе с потомками крестоносцев. Вера в Пресвятую Троицу явилась тем цементом, который спаял воедино и людей, и бывших их оппонентов, и иных гуманоидов и негуманоидов. Любопытно, что капитан земного звездолета расценивает случившееся как катастрофу. Почему? Да по той причине, что на Земле восторжествовали порядки, схожие с теми, что бытовали в павшей Версгорской империи, с ее атеизмом, упоением могуществом техники и т. д. И теперь уже землянам надо задуматься над тем, как поладить с крестоносцами космоса, совершенно не терпящими безбожия.

Христианская фантастика не очень-то и популярна ныне. И ее пытаются часто читать, попутно отбрасывая глубинные смыслы. Но все равно полностью этого сделать невозможно. Фантастика ведь не выпадает из реальной жизни, где поговорка «Без Бога не до порога» ею же и подтверждается еще от времен первых людей – Адама и Евы.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

70 − 65 =