Джозеф Редьярд Киплинг: «Железо Голгофы нами правит с давних времен»

Любой книгочей отлично знает, что британская литература подарила миру множество имен замечательных писателей и поэтов: Уильям Шекспир, Чарльз Диккенс, Джером К. Джером, Артур Конан Дойль, Шарлотта Бронте, Гилберт Кийт Честертон… Этот список можно продолжать достаточно долго.
Среди этих самоцветов искусства отчетливо блистает Джозеф Редьярд Киплинг – англичанин, родившийся 30 декабря 1865 года в далеком от туманного Лондона Бомбее; журналист и путешественник; детский сказочник и автор оригинальных романов для взрослых; поэт, воспевший Британскую империю и колониальную Индию; человек, вхожий в узкий круг британских политиков и чуравшийся политики как проказы. Киплинг противоречив и удивительно целен. К сожалению, до сих пор его талант почти неизвестен русскому читателю, хотя герои его сказок любимы нами с детства: мальчик-«волчонок» Маугли, медведь Балу, пантера Багира, храбрый мангуст Рикки-Тикки-Тави и кошка, гулявшая сама по себе.

Неполиткорректный автор

Часть произведений первого британского лауреата Нобелевской премии по литературе (1907) Редьярда Киплинга долго не переводились на наш язык. Тому имеется с десяток причин, и все они носят отнюдь не литературный характер. Политика заела литературу. Удивительно, что в Англии XXI века Киплинга вовсю редактируют, искажают и даже пытаются напрочь вычеркнуть из истории литературы. Пресловутая толерантность вкупе с политкорректностью не терпят воззрений поэта и писателя. Его обвиняют в расизме, империализме и иных прегрешениях против левацких идей, захлестнувших современное общество. Сторонники международного движения BLM (Black Lives Matter, в переводе с англ. – «Жизни черных важны») предали остракизму за расизм самое знаменитое стихотворение Киплинга «Бремя Белых», хотя всякому непредубежденному читателю понятно, что обвинения надуманы и построены на передергивании авторских фраз и смысла, да и самой истории.

Твой жребий – Бремя Белых!
Но это не трон, а труд:
Промасленная одежда,
И ломота, и зуд.
Дороги и причалы
Потомкам понастрой,
Жизнь положи на это –
И ляг в земле чужой.

Киплинг, безусловно имперский поэт, но он воспевает не паразита, наслаждающегося захваченными благами покоренных народов, а долг, самопожертвование и смирение, понимаемые вполне по-христиански. BLM — это лицо современного Запада, отказавшегося от Господа нашего Иисуса Христа, от христианского понимания добродетели и греха. Такому Западу Киплинг не нужен и даже опасен. Еще в 1899 году протестантский пастор, публицист и литературный критик Джабез Томас Сандерленд написал: «Бог обращается к миру разными голосами. Думаю, Киплинг – один из голосов, возвещающих Его истину».

Гражданин, поэт и христианин

Наибольшее отражение христианского миропонимания Редьярда Киплинга проявляется не в его прозе, а в поэзии. Из его стихотворений и поэм ясно, что литератор не просто читал Библию, а любил. Его увлечение индийской культурой и вообще Востоком не мешало этой искренней любви. Его вдохновляют слова молитв:

Отче Небесный, Боже, любящий вся и всех,
О, помоги твоим детям, дай избежать им грех;
Чтоб наслаждался детством весь свой недолгий век,
Словно святым наследством, маленький человек.

Часто в творчестве английского поэта звучат прямые отсылки к Новому и Ветхому Заветам. Достаточно сравнить слова апостола Павла: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:22) и то, что пишет Киплинг:

Для всех я соделался всем,
Но ныне мой путь завершен,
И вот мой удел –
Христос, перед троном Твоим,
И с теми, кого я привел,
Из смерти меня возроди!

Некоторые русские националисты считают Киплинга русофобом. В основном из-за шпионского романа «Ким». Но это далеко не так. Поэт действительно полагал, что Российская и Британская империи – основные соперники в «Большой игре» на Востоке. Но революционный катаклизм в России он воспринял как катастрофу и осмыслил ее в образах Апокалипсиса и ветхозаветных пророков:

Мир вам, добрые господа, пропустите нас – мы идем
Зарывать великий народ, что был Англии равен во всем.
Было Царство, была и Слава, там и Гордость, и Мощь была –
Триста лет процветала держава, в триста дней сгорела дотла…
Мир вам, вежливые господа, пусть не снятся вам страшные сны –
Ведь ни тени, ни вида, ни звука не осталось от этой страны,
Только стон раздастся порою, полыхнет огонь, разгорясь,
Лишь мелькают тени народа, который втоптали в грязь…
Мир вам, радостные господа, и вкушайте веселье сполна!
Как быстро Держава эта в кровь и пепел превращена!
Едва лишь кончилось лето, и вьюга завыла вслед –
Ни войска, ни хлеба, ни веры, ни страны, ни имени нет!
(Россия – пацифистам. 1918)

Теплохладность – самый тяжкий грех

Иллюстрация к поэме Редьярда Киплинга «Томлинсон». Художник Уильям Хит Робинсон, конец XIX – начало XX веков

Киплинг после 1917 года настаивал на вмешательстве Англии в дела России ради прекращения гражданской войны. Он активно выступал против равнодушия, демонстрируемого политиками и обществом Запада к судьбе русского народа. Духовную болезнь – «ни холоден, ни горяч» – поэт подметил еще в 1892 году и показал в балладе «Томлинсон». Главный герой данного произведения после смерти оказался непригоден ни для рая, ни для ада. Читая балладу, помимо воли своей сразу припомнишь слова: «Тако, понеже теплъ еси, и ни студенъ еси ниже горящь, имамъ тя изблевати изъ устъ Моихъ» (Откр. 3:16). Теплохладность пустой души Томлинсона Киплингу ненавистна. Она страшит поэта. За ней он видит кончину мира.

Сам Редьярд Киплинг как верил, так и жил. Когда грянула Первая мировая война, сын поэта – Джон решил записаться добровольцем и уйти на фронт, сражаться за свою страну. Но по зрению он не подлежал призыву. Киплинг-отец добился для сына права воевать за Англию. Джон Киплинг погиб в 1915 году во время битвы при Лоосе (Франция) и был похоронен в спешке. Останки Джона Киплинга случайно обнаружили только в 1992 году. Отец и мать никогда так и не узнали о могиле сына.

Именно для Джона Редьярд Киплинг написал стихотворение «Заповедь» (в др. переводах – «Если…»). И там имеются четверостишья, имеющие свои истоки в Библии:

Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой;
Будь прям и тверд c врагами и друзьями,
Пусть все в свой час считаются c тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неуловимый бег, –
Тогда весь мир ты примешь как владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Киплинг в самые разные периоды жизни неизменно обращается к христианской Библии. Особенно его волнует Псалтирь. Создание стихотворения «Моление перед битвой» было бы невозможно без знания поэтом псалмов и христианских молитв:

Владычице Пресвятая,
Да не оставиши нас,
Ныне к Тебе прибегаем
В страшный и смертный час.
Прощается грешному много
Молитвой Твоей преблагой,
Когда возвращается к Богу
Душа из юдоли земной…
Подходит воинство вражье.
Близок последний бой.
Даруй нам победу, Блаже!
Отцы побеждали Тобой!

Киплинг на своем земном пути часто заблуждался. Его метания легко найдет историк-любитель. Но стихотворение «Холодное железо» однозначно скажет нам, что Редьярд Киплинг, прежде всего, христианский мыслитель. В этом произведении поэт переплетает две темы: вторичную – мятеж барона против короля – и первичную – мятеж человека против Бога. Заканчивается же «Холодное железо» так:

Все же король его пригласил – где такие теперь короли?
«Вот хлеб, вот вино – ужин со мной раздели.
Во имя Марии пей и ешь, обсудим с тобой без препон,
Как холодное железо всем правит с давних времен».
Он хлеб и вино благословил – и хлеб преломил потом.
И собственной рукой протянул, заботясь о госте своем.
«Смотри, от гвоздей на ладонях раны, так что верен закон:
Холодное железо правит в мире с давних времен.
Отчаянному – раны, а синяки – силачам.
Тому, кто от битвы устал – целительный бальзам.
Вину твою забуду, мною ты прощен.
Холодное железо нами правит с давних времен».
Железо Голгофы нами правит с давних времен.

В надежде на Бога, на залог Его любви к человеку проявляется высшая точка оптимизма Киплинга. И как же это актуально для наших дней!

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + = 11