Два Даниила

Памятник “Тысячелетие России”. Авторы монумента – скульпторы Михаил Микешин, Иван Шредер и архитектор Виктор Гартман

Люди XXI столетия часто историю знают плохо. Поэтому незаслуженно забытыми оказываются великие личности, оставившие яркий след в русской истории. Мы же плохо представляем мир прошлого нашей страны. А между тем в нем есть немало замечательных страниц, на которых золотыми буквами вписано немало славных имен.

Москва XV века уже была центром Руси и очень привлекательным местом, где   человек   ценился не столько за знатность рода, сколько за его личные способности. Однако в стольном граде проживало и множество представителей важных аристократических родов. Великого князя Московского почитали хорошим правителем и рачительным господином, служить которому было почетно.

Только время от времени великому князю поступали от соглядатаев доклады такого рода: «А в думе князья друг дружке брады и волосы драли…» Современный человек наверняка решит, что аристократы передрались за лучшее имение и богатства. Но историческая реальность не соответствует такому примитивному представлению − порождению меркантильных взглядов нынешнего потребительского общества…

Князья опустились до кулачного боя не из-за злата или серебра, по причине военных действий. Не могли договориться − кому и какой полк уместно возглавлять. Никто не хотел находиться в резерве или командовать засадным полком – это считалось уроном чести.

Настоящий князь должен был обязательно возглавлять большой полк или, на худой конец, передовой, чтобы встретить врага лицом к лицу и отдавать приказы в пылу кровавого боя. А потом после победного сражения, перекрестившись три раза со словами «Слава Пресвятой Богородице и Спасу нашему Иисусу Христу!», отправить гонца в Москву с донесением. И его сердце уже заранее ликовало, представляя, как грянут колокола на храмах, и «сорок сороков» возвестят добрую весть горожанам и округе…

Фигура князя Даниила Холмского на памятнике “Тысячелетие России”

Князь Даниил Холмский

Точная дата рождения этого выдающегося полководца великого князя Ивана III Великого не известна. В летописях отмечено, что Даниил Дмитриевич Холмский отошел ко Господу в 1493 году.

Где-то в середине XV века князь Даниил Холмский отъехал из Твери на службу к московскому великому князю. Хотя он и принадлежал к старшей тверской ветви Рюриковичей, но оказался неугодным своему правителю.

На Москве годность доказывалась, прежде всего, на бранном поле. В 1468 году он одержал победу над казанскими татарами под Муромом, нанеся им быстрый удар из крепости. Это оценили. И в 1469 году ему было поручено управлять русским передовым полком «конной рати» при походе на Казань.

В 1471 году великий князь Иван III отправляется в поход на Новгород Великий. Деваться великому князю было некуда. Новгород был исстари боярской республикой, более сориентированной на торговлю с немецкими и шведскими городами, чем с русскими. Причем аристократия в Новгороде являлась своеобразной: сложно было отличить боярина от торгаша, часто это соединялось в одном и том же лице. Новгородские властители, кроме архиепископа, решили договориться с Ливонским орденом о помощи против Москвы, предав соседний и братский Псков.

Авангард русских войск возглавили Даниил Холмский и Федор Давыдович Пестрый-Стародубский. Однако решающее слово всегда оставалось за князем Даниилом.

Как отмечают участники похода, авангард передвигался очень быстро, делая по 30 верст в день по сложнейшей местности, пересеченной лесами и болотами. По тем временам это была неслыханная скорость передвижения малой армии.

Целью Даниила Холмского являлась Старая Русса. По слухам, туда должны были прибыть ливонские рыцари, чтобы соединиться с новгородским войском.

Даниил Холмский взял приступом Старую Руссу и пошел к селу Коростынь, где столкнулся с новгородцами, приплывшими по озеру Ильмень. Новгородцев он разбил, но благоразумно вернулся в Старую Руссу. И там произошла новая схватка с новгородским отрядом, который сумел подойти с другой стороны. Холмский наносит поражение и этому противнику, а потом идет к реке Шелонь, на соединение с союзными псковичами.

На Шелони Даниил Холмский столкнулся с основной новгородской ратью, превышавшей численностью москвичей в восемь раз. Ждать союзников из Пскова полководец не стал. Он спрятал засадный полк во главе с татарским царевичем Данияром. Затем московское войско само напало на новгородцев и притворно отступило. Когда же осмелевшие супротивники рванулись вперед, то получили удар с тыла. Разгром оказался полным. Многие знатные бояре из Новгорода попали в плен. Справедливости ради отметим, что сами новгородцы отнюдь не горели желанием биться за боярскую республику. Но все равно это не умаляет таланта князя.

Победа на Шелони – это пик воинской карьеры Даниила Холмского. Он сделал себе имя, которого стали бояться враги Руси. После назначения князя наместником во Псков ливонцы заключили мир на 30 лет «по всей псковской воле». В летописи он вошел как «Данильев мир».

В 1480 году князь Даниил Холмский принимал участие в стоянии на реке Угре, положившем конец татаро-монгольскому игу на Руси. Еще он водил русские войска на запад и восток. Он был великим полководцем и глубоко верующим православным христианином. По некоторым сведениям, принял перед кончиной монашеский постриг.

Фигура князя Даниила Щени на памятнике “Тысячелетие России”

Князь Даниил Щеня

В московских летописях Даниила Васильевича Патрикеева, принадлежащего к роду Гедиминовичей, но в то же время по бабушке являвшегося потомком Дмитрия Донского, называли достойным наследником славы князя Даниила Холмского. Даты его рождения и смерти неизвестны, предположительно, он скончался после 1515 года.

Свое прозвище – «Щеня» − «щеночек, щенок» – Даниил получил в детстве – «за ласковый и простой норов». Под этим прозвищем он и вошел в историю русского военного искусства. Из «щеночка» вырос матерый «волкодав», доставивший немало неприятностей врагу.

В конце XV – начале XVI веков главным противником Московской Руси признавалась Литва, которая прихватила в свое время южнорусские и западнорусские земли и находилась то в унии, то в тесном союзе с крупной державой Ягеллонов, включавшей в себя территории Польши, Пруссии, Венгрии, Чехии и Хорватии на разных правах: от вассалитета и до конфедерации. Литовские границы проходили примерно в 100 км от Москвы.

Литовские правители претендовали на то, чтобы полностью овладеть Русью, а за их спинами маячила Католическая Церковь. Поэтому противостояние с Литвой не было только чисто военным, хотя те же Гедиминовичи находились и в литовско-польских и русских войсках. Переломом в постоянно тянущейся войне с Литвой, прерываемой лишь ненадолго короткими мирами и перемириями, стала битва на реке Ведрошь (ныне территория Брянской области) в 1500 году. Она явилась «звездным часом» Даниила Щени, хотя он и до нее совершил немало походов против недругов Руси.

Поводом к очередному воинскому столкновению с Литвой стали гонения на православных. Все началось с того, что сам великий князь Литовский Александр стал принуждать свою супругу Елену, дочь русского государя Ивана III, перейти в католичество. На сторону русских в этом споре встал целый ряд князей с их землями и городами, такими как Новгород-Северский, Путивль, Рыльск, Радогощ, Стародуб, Гомель, Чернигов, Любеч, Карачев, Хотимль, Мценск, Серпейск.

Не дожидаясь активных военных действий со стороны разъяренного князя Александра, русские сами пошли в наступление. На реке Ведрошь сошлись литовские войска во главе с гетманом Константином Острожским (который считался опытным и мудрым полководцем) и русские под командованием князя Даниила Щени.

Отдав инициативу гетману, Щеня применил все тот же излюбленный русскими прием с атакой засадного полка. Литовцы были разбиты наголову, весь обоз и вся артиллерия достались русским. Большой профессионально обученный отряд литовцев (до 30 тысяч человек) Даниил Щеня ликвидировал, захватив в плен самого Константина Острожского.

Литовцы после разгрома оказались не в состоянии активно атаковать русскую армию, перейдя к обороне городов и крепостей. Все закончилось в 1503 году подписанием выгодного для Руси-России мира. Претензии Литвы на гегемонию были сломаны…

Скульптуры князей Даниила Холмского и Даниила Щени не зря находятся на памятнике «Тысячелетие России» рядом. Оба князя сделали все возможное своими воинскими трудами для независимого развития Российской державы.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

78 + = 88

АРХИВ ГАЗЕТЫ