Дума о школе

Кругосветное путешествие. Художник А. А. Даргелас, 1860 год

 Без чего немыслимо образование в будущем?

Если задуматься, то школа существовала всегда, с самых древних времен. Ученые гадают, для какой цели существовали великолепные рисунки в пещерах. Существуют разные версии: животных, символы и людей изображали ради религиозных ритуалов или же первобытные люди так сохраняли память о своем мире для потомков. Но имеет право на существование и другая гипотеза…

Ледниковый период. Холодная и долгая зима. В пещере горит огонь. Детей не выпускают из жилища. Но будущим охотникам и добытчикам еды для племени надо знать, что делать, когда уйдут морозы и снежные бури и придет короткая весна и долгожданное, но быстро пролетающее лето. Вот и рассказывали старшие ребятишкам о повадках зверей и птиц, какие растения необходимо собирать, где живут враждебные племена. А чтобы было понятнее, и делали соответствующие рисунки на стенах родной пещеры. Так и зарождалась столь привычная нам ныне школа…

«Память о сотворивших сохранится навеки…»

Когда наступила эпоха ранних государств Классического Востока, то потребности в школе только расширились. Правителям требовалась грамотная прослойка. Управлять невозможно, не зная ресурсов, которые надо подсчитать, да и точно распределить. Нельзя прокормить и вооружить войско, совершенно не ведая, например, сколько крестьян и кузнецов можно использовать для этих работ.

Образованные люди требовались и языческим храмам. Культы не совершаются беспорядочно, ритуалы не производят по наитию, традиции требуют сохранения. Да и храмовые хозяйства требовали знающих и профессионально подготовленных лиц.

Изобретение письменности наложило дополнительный отпечаток на возникающий образованный слой. Иероглифы надо было запоминать, не путать при написании, да и уметь использовать их строго по назначению, ведь за письмом скрывались и сакральные ограничения. Неслучайно первые школы возникли при храмах.

Роль же грамотеев в древних царствах была высокой. Например, В Древнем Египте о писцах рассуждали так: «…Они не возводили себе медных пирамид и надгробий железных. Они не оставили по себе наследниками детей своих, которые увековечили бы их имена, но до нас дошли их писания и поучения, что сложили они… Гробницы, воздвигнутые для них, разрушились. Жрецы, совершавшие по ним службы заупокойные, ушли… надгробия их рассыпались в прах, забыты часовни их. Но увековечили они имена свои писаниями отменными. Память о сотворивших сохранится навеки… Полезнее книга надгробия расписного, полезнее она часовни, прочно построенной. Книга заменяет и заупокойные храмы и пирамиды, и прибудут имена мудрых писцов в устах потомков, словно в некрополе…»

В эпоху Античности образование выходит за пределы храма, возникают частные школы, которыми владеют известные учителя и философы. В IV веке до Р. Х. в Древней Греции появилось и «профессиональное» образование, и прообразы высшей школы: риторическая школа Исократа и философская Академия Платона.

В Древнем Риме типичной была картина – сонный ученик бредет на учебу по утру, а за ним чуть в отдалении следует педагог – специальный раб, несущий сумку со школьными принадлежностями и разные вкусности (для прилежного ученика).

После 313 года, когда христианство из гонимой властью общины превратилось в первенствующую религию на территории Римской империи, оно неизбежно стало перерабатывать и языческую культуру, и языческое образование. Результатом чего стало основание первого настоящего университета (425) императором Феодосием II в Константинополе – столице Византийской империи (причем лучшие представители профессорского корпуса по рангу приравнивались к губернаторам провинций).

В средневековой Европе Католическая Церковь часто выступала на протяжении веков хранителем системы обучения. Она неуклонно требовала сохранения бесплатного образования для студентов-бедняков. А «на Третьем Латеранском соборе в 1179 году папа Александр III провозгласил принцип бесплатности образования, и к этому решению призывали многие из последующих пап. Одновременно при каждой кафедральной церкви должны были создаваться школы, преподаватели которых обеспечивались бенефицием» (Жак Ле Гофф. Интеллектуалы в Средние века).

Пути русской школы

Русь унаследовала систему обучения, пришедшую из православной Византии (Ромейской империи). И русская школа, действовавшая при монастырях и храмах, готовила хорошо образованных для того времени людей. Дабы это понять, достаточно ознакомиться с произведениями древнерусской литературы. Не на пустом месте возникли поучения, слова и послания митрополита Илариона Киевского, святителя Кирилла Туровского, великого князя Владимира Мономаха и загадочного книжника Даниила Заточника.

Берестяная грамота мальчика Онфима. XIII век. Изображение с сайта rusnasledie.info

А еще из эпохи Древней Руси до нас дошли берестяные грамоты и письмена, свидетельствующие о том, что многие люди тогда умели читать и писать, причем вне зависимости от пола. Самые любопытные грамотки из XIII века принадлежат мальчику Онфиму, жившему в Великом Новгороде. Перед нами явно школьные черновики. Шалун Онфим не только что-то пишет, но и рисует. Например, изображает себя на коне, поражающим врага копьем. И подписывает: «Онфиме»…

Русская школа формировалась неравномерно на протяжении столетий. Все неоднократно прерывалось. Тому виной является наша история. Некогда было поднимать массовое образование, когда приходилось бороться с татаро-монгольским игом, нашествиями иноплеменников с Запада и Великой степи, Смутой и т. д.

Более или менее спокойные времена (примерно, с конца XVIII века) и дали национальной школе нормально развиваться. В России появились выдающиеся организаторы и теоретики школы: имена Константина Ушинского (1823–1870) и Сергея Рачинского (1833–1902) чего только стоят!

Имперская школа XIX – начала XX века строилась успешно. Недаром известно множество фактов о том, что русские ученые спокойно владели тремя-шестью иностранными языками. И это было не исключение, а скорее правило. Сказывалось изучение латыни, греческого и церковнославянского языков, а также преподавание логики. Бедные гимназисты часто мучались с «неразговорными» языками, но языки и логика структурировали память, а потом через это и усваивались «живые». А чудесная образность и особая ритмичность русской поэзии напрямую связаны с церковнославянским языком. Из царской школы вышли химик Дмитрий Менделеев, академики Иван Павлов и Иван Сеченов, появились самолеты Игоря Сикорского и уникальные мосты через великие сибирские реки.

Настоящее и будущее

Русская школа базировалась на личности учителя, который и помогал прогрессировать личности ученика. Это потом и передалось советской школе. В конце концов, спутники в космос просто так не запускают! Быть блеклым ученым статистом мало, надо являться личностью.

К огромному сожалению, постсоветская школа ушла от заветов царской и советской школ. «Болонская система» усугубила данную беду. Хорошо, что от нее мы теперь отказались. Но вопрос, какой будет наша школа, в будущем стоит остро.

Школа будущего. Изображение с сайта billionnews.ru

В интернете распространено огромное число проектов, рисунков и фотографий «школы будущего». Что здесь удручает? Цифровизированные школы выглядят на удивление пустынно. Учащиеся с ноутбуками в вольной обстановке нечто изучают. Но они похожи друг на друга, как горошины в стручке. И учителя не видно. Нет, конечно, где-то на заднем плане мелькает преподаватель, но чувствуется, что он только слуга.

Но это ошибка. Личность учителя поднимает и личность ученика. И общение между ними нельзя заменить ничем. Припомните российский мультсериал «Алиса знает, что делать!» (2012-2015), который так любят наши дети. Именно в нем и представлен образ желательного будущего – страшного будущего школы. Все предметы преподает один робот Василий Петрович, которого можно и отключить при удобном случае.

Однако детям недостаточно просто впихнуть знания в голову. Из ученика не вырастет талантливого историка, если учитель не заставит его сопереживать героям битв при Каннах или Фермопилах. И инженера не получится из человека, привыкшего механически, без цели и энтузиазма, решать уравнения.

Школа будущего без учителя-наставника – это школа без будущего. Сегодня без промедления нам надо задуматься о том, как в нашей школе поднять и укрепить престиж преподавателя и освободить его от бумаготворческой работы.

Школе нужны и цифровизация, и новые средства обучения. Но главными должны в ней стать ученик и учитель – как личности. Иначе и будущего не будет. 

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

27 + = 32

АРХИВ ГАЗЕТЫ