Духовная жизнь несказанна

20 лет назад, 18 апреля 1993 года, ранним утром дня Пасхи в Оптиной пустыни были злодейски убиты иеромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт. 18 апреля и Пасха каждого года – особые памятные дни обители. Книги тоже творят память.
Все мы прочитали замечательную «Пасху красную» Нины Павловой – хронику трагических событий той весны. Книга переведена на греческий и другие европейские языки.
Недавно вышедшая книга «Монахи – возлюбленные дети Господни» не менее интересна. Это по-своему редкая книга. Она о современном монашестве. Как пишет составитель монах Марк (Хомич), книга «о людях, которые жили рядом с нами, учились, работали, ездили в паломничества в монастыри, но мы вернулись в мир, а они стали монахами». Это книга живых свидетельств о настоящем подвиге.

Первую часть составили воспоминания об иеромонахе Василии (Рослякове) (1960-1993). Перед ними встанет образ необыкновенно цельного, мужественного и красивого человека.
Отец Василий был поэтом. Он был наделен большим литературным даром. В книге представлены почти все известные на сегодняшний день его юношеские стихи. Переложения псалмов, послесловие к «Евгению Онегину», прекрасно написанное онегинской строфой, воображаемый разговор с Сергеем Есениным, напоминающий простодушно-искренний есенинский стих. Какая настоящая русская лирика без историософской темы:
Святая Русь не вынесла удела
И разрешилась бременем скорбей,
Акафистом любви себя отпела
За веру, за отечество, царей.
Написано на пике перестройки, когда мы все были уверены, что начинаем возрождаться. Некоторые строки поражают афористичностью и чеканностью, будто выхвачены из какой-то хрестоматии:
Этой теме не будет износа
Горло сдавит к России любовь…
И по венам толкает вопросы,
Словно комья, славянская кровь.
Поэзией был для него спорт. Он блестяще играл в водное поло – будь то чемпионат Европы, где признавался лучшим игроком, или любой проходной матч. «Рослый», как его называли в команде, мог вытащить самую безнадежную игру. Даже если шел Великий пост, и он питался одной размоченной в воде гречневой крупой.
Включенные в книгу рассказы школьных учителей и преподавателей МГУ, одноклассников и друзей схожи в одном: силу характера и глубину духа подчеркивают все. Позже один из братии скажет, что, будучи уже послушником, он все же чувствовал себя духовно моложе рядом с молчаливым паломником-москвичом.
Поэзия вечности и жажда совершенства сделали незначительным всякий мирской успех. Настоящие дарования отца Василия раскрылись в монастыре. По общему признанию, он был лучшим канонархом Оптиной. Он был лучшим проповедником. Отец наместник как-то заметил: так хорошо говорит, что лучше бы и не заканчивалась его речь. Оптинцы тех лет вспоминают, что проповеди эти были не поучением, а своего рода исповедью. К сожалению, они не записаны. Но сохранился дневник отца Василия – опыт покаяния современного человека.
Мы так часто повторяем это слово. Что оно означает – признание совершенных грехов? Нельзя постоянно только оглядываться на прошлое. Обновленная жизнь, говорит нам православный духовный опыт, – вот цель покаяния. «Возлюбленным детям», доверившимся Богу и смело пошедшим по этому пути, дается видимое преображение. Посмотрите на фотографии отца Василия, разделенные пятью-шестью годами, до пострига и после: перед нами два совершенно разных человека. Словно строгие черты вечной красоты проросли в земном, временном облике…
Во второй части содержатся воспоминания об иеромонахе Рафаиле (Огородникове)(1951-1988). Помните, архимандрит Тихон (Шевкунов) в книге «Несвятые святые и другие рассказы» пишет: отец Рафаил ничего не делал – он только пил чай. И так же серьезно добавляет: правда, у отца Рафаила, видимо, был свой договор с Господом, потому что все, кто пил у него чай, немедленно крестились и воцерковлялись. Речь идет о начале 80-х годов, когда за ношение креста, например, Игоря Рослякова не только сняли с капитанов, но и вывели из состава сборной СССР.
Живой образ этого удивительного человека воссоздан в воспоминаниях монахов Псково-Печерского монастыря, клириков Псковской епархии, духовных чад. Отец Василий считал, что отец Рафаил оказал решающее влияние на его формирование как христианина: «Я ему обязан монашеством, я ему обязан священством – да я ему всем обязан».
Незадолго до своей кончины отец Василий говорил в интервью: «Вы видите внешнее, а внутреннюю жизнь нельзя рассказать. Духовная жизнь несказанна, потому что как рассказать о том, как действует Бог? Это невозможно».
Но прикоснуться к этой тайне необходимо. Чтобы твердо пойти по своему пути обновления.

Галина Иванникова

Книга имеется в библиотеке Александро-Невского кафедрального собора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 2 =