Данте Алигьери: сполохи и тени

1Ряд европейских научных и общественных организаций предложил ЮНЕСКО объявить 2015 год «Годом Данте». Поводом к этому послужило приближающееся 750-летие со дня рождения великого итальянского поэта и мыслителя.
Впрочем, точная дата появления на свет Данте неизвестна. Ясно только, что сие произошло в мае 1265 г. в городе Флоренции – одном из столпов эпохи Ренессанса. Однако дата крещения задокументирована – это 26 мая того же года. Мальчика в реальности звали Дуранте, а вот Данте – только уменьшительное и ласкательное имя. Но именно оно и осталось и прославилось в веках.
Данте Алигьери оказал огромное влияние на развитие культуры и литературы во всем мире. Русские поэты неоднократно обращались к творчеству Данте. Упоминание о нем каждый читатель легко найдет и у А. Пушкина, и у Н. Гумилева, и у А. Блока, и у Н. Заболоцкого и многих, многих других поэтов и писателей, составивших гордость России.

Безусловно, самым выдающимся произведением Данте является «Божественная комедия», написанная в период с 1306 (или с1307-го) по 1321 гг. Поэт находился в изгнании, но не за литературные вольности, а за участие в политической борьбе. Да и саму «Комедию» только время определило в круг выдающихся сочинений за всю историю человечества. Первоначально, что и отметил О.Э. Мандельштам, размышляя о сюжете «Божественной комедии» Данте, она была вполне актуальной для тогдашних политиков и обывателей: «Нам уже трудно представить, каким образом… вся библейская космогония… могла восприниматься тогдашними образованными людьми буквально как свежая газета, как настоящий экстренный выпуск» (Цит. по: Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры / А.Л. Юрганов. – М.: МИРОС, 1998. – С. 331). И на самом деле «… Данте все время оперирует материалом, взятым из живой итальянской действительности, материалом современным и даже злободневным для первых читателей его поэмы… Грешники ведут с Данте беседы и споры на современные политические темы… Вообще поэт сохраняет в загробном мире всю присущую ему политическую страстность и при виде страданий своих врагов разражается бранью по их адресу. Самая идея загробного возмездия получает у Данте политическую окраску. Не случайно в аду пребывают многие политические враги Данте, а в раю – друзья». (История западноевропейской литературы. Средние века и Возрождение: Учеб. для филол. спец. вузов / М.П. Алексеев, В.М. Жирмунский, С.С. Мокульский, А.А. Смирнов. – 5-е изд., испр. и доп. – Высшая школа: Академия, 2000. – С. 167). И в дальнейшем произведение частенько играло отнюдь не только художественные роли: «Поэма Данте… стала своеобразным барометром итальянского народного самосознания: интерес к Данте то возрастал, то падал соответственно колебаниям этого самосознания. Особенным успехом «Божественная комедия» пользовалась в XIX в., в годы национально-освободительного движения («Рисорджименто»), когда Данте начали превозносить как поэта-изгнанника, мужественного борца за объединение Италии…» (Там же. – С. 172).
Собственно, сам Данте не имеет отношения к названию «Божественная комедия». В средневековой литературе бытийствовал жанр – «комедия», то есть сочинение, обязательно заканчивающееся оптимистично, в отличие от «трагедии», предполагавшей печальный и грустный итог. Эпитетом «Божественная» поэму наградил Джованни Боккаччо (автор известного «Декамерона»). Комедия эпох Средневековья и Возрождения совершенно не имеет отношения к комедийным постановкам и шоу на телевидении XXI столетия, где основным элементом является развлечение с убогими шутками и тупым юмором.
Русский ученый-востоковед, основатель советской японистики, академик АН СССР Н.И. Конрад писал: «В истории Западного мира такие переходные эпохи выявлены с чрезвычайной ясностью. Первая из них – время перехода от древнего общества к средневековому, эпоха эллинизма, как ее обычно называют; вторая – время перехода от Средневековья к новому времени, ей присвоено название эпохи Ренессанса; третья – время перехода от нового времени к новейшему, общепринятого наименования у нее пока нет, но дата ее рождения известна всем: время Парижской Коммуны и «Интернационала».
Огромное значение этих трех переходных эпох для истории литературы можно усмотреть хотя бы из того, что каждая из них открывается гениальным литературным произведением, возвестившим ее наступление. О первой возвестил «О граде Божием», о второй – «Божественная Комедия», о третьей – «Коммунистический Манифест». (Конрад Н.И. Избранные труды. Литература и театр / Н.И. Конрад. – М.: Наука, 1978. – С. 8.).
По Конраду «Божественная комедия» оказывается не просто литературным произведением, а неким высоким символом, разграничивающим целые эпохи. Мне думается, что к подобному выводу прийти помогло и то, что Николай Иосифович был глубоко верующим православным человеком, оценивающим мир и историю через призму учения Господа нашего Иисуса Христа. Вера, как утверждают атеисты, не помеха знанию, а его основа.
Николай Иосифович Конрад родился в семье прибалтийского немца (лютеранина, затем перешедшего с чистой душой в Православие) и дочери православного священника. С детства родители воспитывали детей в любви к Богу. Брат Николая Иосифовича – Иван Иосифович стал православным священником и погиб в тяжелую годину репрессий против Русской Православной Церкви.
Н.И. Конрад в 1938 г. был арестован и отправлен в лагерь в Красноярском крае (в какой-то степени повторив судьбу Данте). А освобожден в 1940 году.
Читателю наших дней очень сложно воспринимать «Божественную комедию», ибо он приучен к «умственной жвачке» в виде пошлейших новейших романов, комиксов и прочей чепухи. Вряд ли он доберется и до других сочинений Данте, скажем, «Пира» или трактата «Монархия». Однако и «Комедия» несет в себе опасность для малосведущего потребителя информации. Произведение Данте имеет свои сполохи и тени, свои положительные и отрицательные стороны.
31-1«Божественная комедия» родилась в лоне католической культуры. Сама структура поэмы отражает католическое учение о загробном мире. Части «Комедии» нарекаются: «Ад», «Чистилище» и «Рай». Здесь напрямую отражаются заблуждения католицизма. Никакого «чистилища» в христианской догматике не было и нет. Это «открытие» выросло в католицизме после отпадения от полноты Христианской Церкви.
К сожалению, в «Божественной комедии» нашли себе место и каббалистика (коей столь увлекались интеллигенты Ренессанса), и учение ордена тамплиеров (неслучайно Данте, в видениях путешествующий среди миров, одним из своих проводников по Раю избирает Бернара Клервоского (XI-XII вв.) – соучредителя тамплиерства).
В «Комедии» выскакивают и откровенно языческие мотивы, и астрологические выкладки.
В то же время у Данте находятся и важные христианские истины, от которых, кстати, отказывается сейчас постмодернистская Европа.
Поэтому человеку, который хочет ознакомиться с культурным наследием человеческого рода, читать «Божественную комедию» необходимо, но только постоянно сверяя прочитанное со святоотеческим учением, иначе возникает опасность духовного порабощения художественным вымыслом. Таковы, увы, сполохи и тени всего творчества Данте Алигьери: свет чередуется со тьмою…
Нельзя не сказать о том, что все же шанс на объявление 2015 года «Годом Данте» очень невелик. Запад, утонувший в пучине потребительского хамства, отказавшийся от христианства, постепенно изживает и литературу, и искусство, выросшие из христианского мировоззрения. Шекспира призывают запретить – он подозревается в антисемитизме (см. «Венецианского купца»). Из-за приверженности мнимой политкорректности из школьной библиотеки в США убираются книги Марка Твена. А вот Данте попал под удар из-за того, что в аду он поместил Мухаммеда (нетолерантно!), чревоугодников (а как же свобода выбора?!), ростовщиков (а кредиты для покупки товаров?!), содомитов (обижает секс-меньшинства!) и Иуду с Каиафой (опять приплетается антисемитизм). Но все же фигура Данте значительно возвышается и над Уильямом Шекспиром, и над Твеном, поэтому «Божественную комедию» пробуют переписать, исключив из нее все неудобные для расхристанного и антихристианского общества места.
Потребительское общество жаждет отбросить все беспокоящее его (запретить, сокрыть, перелицевать, хотя бы и Данте!). И продолжать потреблять, потреблять, потреблять…
Но Бог поругаем не бывает! И православные христиане помнят строки из Священного Писания: «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут. Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать» (1 Фес. 5, 3-4).

Александр Гончаров, к.ф.н., ст. преп. кафедры журналистики СОФ ВГУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 23 = 27