Что посоветуете, батюшка?

На вопросы отвечает настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» иерей Виктор Тишин.

– Существует мнение, что вместо нательного крестика можно носить образок (например, Божией Матери или Спасителя), с ним ходить в храм и причащаться. Так ли это?

– Конечно, можно носить образок Спасителя, но ношение крестика – более древняя традиция. Когда человек принимает Крещение, на него священник надевает крестик. Ношение нательного креста – это видимое напоминание себе и свидетельство для других о том, что мы верим, а значит, стремимся сами подражать Господу Богу, который есть Любовь. Любовь деятельная, любовь, готовая не просто на смерть, а на самую позорную и унизительную смерть ради нас. Любовь, пренебрегающая социальным статусом, любовь, не просто переживающая за грешное человечество и за каждого человека в отдельности, а действующая ради нашего спасения.

Крест и нам напоминает, какова настоящая цена за настоящую любовь. И когда мы на него смотрим, он как будто каждый раз задает нам вопрос: «Ты говоришь, что ты христианин? Тогда не забывай, что любовь должна быть такой». Лучше креста ни одна другая икона этого выразить не может. В Древнем Риме язычники, общаясь с христианами, не могли принять того, что Бог может быть смиренным, кротким и настолько любящим, что может даже позволить себя мучить. Им казалось, что такое учение о Боге –

есть провокация и кощунство. Они считали, что мир стоит только на силе, и преклоняться надо перед величием, а любовь – слабость. Христос перевернул эти представления о мире и показал силу любви, смирения и кротости. Поэтому христиане, как ученики Христа, проповедуя именно такой взгляд на жизнь, надевали крестики, а в более поздние времена в мусульманских странах – стали делать наколки на теле, чтобы невозможно было отречься от Христа даже под пытками. Они говорили: «Если без креста, то без головы». Повторюсь, ни одна икона такой глубины не имеет, как крест.

– Я с детьми ходила в храм. После богослужения принесли домой просфору. Собирались съесть ее следующим утром натощак, но забыли. Еще через день просфора затвердела, стала сухой. Мы с детьми решили, чтобы она окончательно не испортилась, съесть ее днем, пусть и не натощак. Правильно ли мы поступили? Или это грех?

– Если мы спасаем святыню от порчи, то не грех. Но черствая просфорка не пропадет. Хлеб плесневеет только в полиэтиленовом пакете или в другой закрытой упаковке, где нет движения воздуха. Поэтому сухую просфорку можно было бы съесть и утром натощак.

– Я волонтер. Когда я только начала заниматься помощью страждущим, у меня в семье все было хорошо. Обсудила все с мужем. Мой супруг сам не проявил к этому особого интереса, помогать не стал, но не возражал, чтобы я этим занималась. Теперь все иначе: супруг против. Я понимаю, что надо распределять свое время и ресурсы так, чтобы это было не в ущерб семье. Но может, Господь таким образом показывает, что такая моя деятельность Ему не угодна? Стоит ли отказаться от занятий волонтерской деятельностью, чтобы вторая половина была спокойна, ради мира в семье? Может, мне сейчас нужно оставить активное делание, ограничиться чем-то совсем малым?  Или все-таки с Божией помощью надо продолжать, и все как-то наладится?

– В вашем вопросе уже есть ответ. Вы пишите: «Я понимаю, что надо распределять свое время и ресурсы так, чтобы это было не в ущерб семье». Вот это и нужно сделать. А меньше это делание должно быть или больше – решайте сами. Нам Бог дает семью, и за семью и свое поведение в семье мы отвечаем прежде всего.

Кроме того, всегда более продуктивно определить для волонтерской деятельности конкретное узкое направление. В таком случае человек может стать высококвалифицированным специалистом и принести больше пользы. Мне кажется, что все благотворительные организации должны делиться на своеобразные специализации, тогда и волонтерам, и их подопечным будет легче. Вам не придется заниматься малопонятными или разноплановыми делами. А рядом с вами будут такие же специалисты, которые смогут помочь в трудной работе.

Занимаясь волонтерской работой, помните, что самое главное волонтерское служение мы несем в своей семье. Что толку помогать всем, но при этом делать несчастными самых близких людей?

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

47 − = 46