Церковь из русской сказки

Благовещенско-Михайловский храм. Художник Рената Филимонова

Известный британский писатель Г. К. Честертон всегда рекомендовал для того, чтобы понять или рассмотреть предмет или архитектурное сооружение получше, посмотреть на него со стороны, отойти подальше. Этот метод хорошо подходит и для русских городов, если его переосмыслить несколько по-другому. Мы же привыкли к своей местности и часто принимаем за должное, что чужому взгляду покажется настоящим чудом.

Норвежский писатель Кнут Гамсун, путешествуя в дореволюционные годы по России, отмечал: «Я видел прекрасные города, громадное впечатление произвели на меня Прага и Будапешт; но Москва – это нечто сказочное!..

В Москве около четырехсот пятидесяти церквей и часовен, и когда начинают звонить все колокола, то воздух дрожит от множества звуков в этом городе с миллионным населением. С Кремля открывается вид на целое море красоты. Я никогда не представлял себе, что на земле может существовать подобный город: все кругом пестреет зелеными, красными и золочеными куполами и шпицами. Перед этой массой золота в соединении с ярким голубым цветом бледнеет все, о чем я когда-либо мечтал. Мы стоим у памятника Александру Второму и, облокотившись о перила, не отрываем взора от картины, которая раскинулась перед нами. Здесь не до разговора, но глаза наши делаются влажными».

В Старом Осколе норвежец не был, но, приехав в наш город, он наверняка бы побывал в Благовещенско-Михайловской церкви, находившейся в самой высокой точке местности и с балкона храма, с которой открывался великолепный вид на всю округу, где господствовали купола церквей и кресты колоколен.

Краевед В. Е. Гладков в своей книге «Сказы старого города» писал: «Позолоченные купола и вознесшийся в голубую высь величавый, слепящий своими бликами крест великолепного, неповторимого Благовещенского (Михайловского) храма. Простая паперть. Двери как два крыла. Благовест церковных служб, видимых с красивого балкона. Звон бронзовых с серебром и золотом, сработанных по особому заказу городского купечества колоколов и колокольчиков успокаивал, умиротворял от всех тревог и волнений купеческой жизни, наполнял душу радостью бытия».

А другой краевед А. И. Агеев утверждал, рассказывая о замечательном русском народном поэте Кольцове: «Любил Алексей Васильевич Кольцов всю старооскольскую окрестность, созерцая с меловых круч, с высоты птичьего полета окрестные пейзажи. Особенно он любил колокольню Благовещенской церкви. С этих мест хорошо просматривались городские улицы. Близким другом у него был звонарь Дятлов».

Такие характеристики дорогого стоят. И Благовещенско-Михайловский храм так и кажется вышедшим из русской сказки, из легенд о граде Китеже. Любили наши предки строить дома Божии на землях, где казалось, что небо спешит ласково соприкоснуться с землей…

История храма уходит своими корнями чуть ли не к моменту основания города-крепости. Историки и краеведы полагают, что на месте Благовещенско-Михайловского храма первая деревянная церковь была построена в 1593 году.

А. П. Сиднеев сообщал: «По преданию, недалеко от соборной Богоявленской церкви находилась, кроме Николаевской, только Благовещенская, имевшая своими прихожанами жителей слободы Казацкой. Городовые казаки были одними из первых поселенцев города, и третья церковь, возникшая при основании города, и была, вероятно, Благовещенская (Михайловская). В большей церкви приказано было обедню служить «по вся дни», двум «попам переменяться по неделям», а в других – по праздникам и по некоторым указанным дням недели».

Впрочем, изначально церковь поставили в честь Архангела Михаила, и ее расположение отличалось от привычного горожанам в начале XX столетия. «Оскольская дозорная книга» за 1615 год говорит: «За Большим острогом, напротив Больших Русских ворот, был выстроен деревянный прямоугольный однопрестольный храм во имя Архистратига Михаила. Там же располагались дворы попа Акима Исакова, пономаря Лукьяна Иванова и просфирницы Акулины».

После 1616 года церковь перенесли за пределы острога (согласно исследованиям краеведа А. П. Никулова), и в 40-е годы XVII века в ней был сооружен придел в честь праздника Благовещения Пресвятой Богородицы. С той поры ее и стали именовать то Михайловской, то Благовещенской.

Однако уже в XVIII веке ее разобрали и, в соответствии с планом застройки города, развернули строительство новой Благовещенско-Михайловской церкви, но не на Нижней площади, а на углу улиц Курской и Панской (Михайловской), сейчас это улицы Ленина и Революционная.

Каменный храм получился двухэтажным. Верхний (холодный) храм освятили в 1809 году во имя Архангела Михаила, а нижний – в 1824 году в честь Благовещения.

Прихожане очень любили свой храм. И у него имелись богатые купцы-покровители. После 1857 года храм неоднократно реконструировался и благоукрашался. Огромные усилия прилагал церковный староста Я. А. Дягилев.

В   1864   году   в   нижнем (теплом) храме был освящен придел во имя святителя Тихона Задонского. А в 1867 году освятили еще два придельных престола верхнего храма: правый – во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла, левый – в честь святых благоверных князей Бориса и Глеба. Третий – левый придел нижнего храма – в 1884 году освящен во имя святой великомученицы Варвары.

Любопытно, что в 1867 году внутри верхний храм отделали мрамором.

Колокольню поставили в 1809 году. Она была сделана из кирпича и имела три яруса.  Звонари Благовещенско-Михайловской церкви своими умениями в ту пору прославились на весь Старый Оскол.

Краевед Рем Иванович Мелентьев сообщает об одном интересном факте: «За Михайловской церковью было небольшое кладбище, на котором хоронили священнослужителей этой церкви. Были здесь и склепы. Особый интерес вызывал один. Над ним стояла миниатюрная колоколенка с колоколами. Конструкция ее была такова: при подходе к склепу площадка качалась и вибрировала от шагов, от чего колокола вызванивали заупокойную мелодию… В 1930-е годы все это было разрушено, затоптано и забыто».

Основные сопровождающие здания церкви (церковная  лавка, просфорня и т. п.) находились на правой стороне Курской улицы и соединялись с ней подземным переходом.

С 1891 года при храме функционировала церковно-приходская школа, причем в ней обучали и девочек.

В жестоком XX столетии судьба храма оказалась печальной. После революции у него забрали школу, а по окончании гражданской войны началось изъятие церковных ценностей. Однако верующие не сдавались. Целый ряд предметов для совершения богослужения в храме советская власть «милостиво» оставила. В обмен на это прихожане обязались внести домашние вещи из серебра, согласно весу неконфискованных священных сосудов, крестов и т. д.

Колокола с храма сняли в 1929 году, но богослужения еще совершались. По воспоминаниям наших земляков, Благовещенско-Михайловскую церковь начали разрушать до Великой Отечественной войны.

По свидетельству Михаила Валентиновича Веселовского, все происходило следующим образом: «Помню, я со школы шел зимой, учился где-то во втором классе, это, наверное, 1940 год, а храм этот ломают, разбирают вручную. Макушки не было, уже середину разбирали. Желоба поставили, и сверху вниз мужчины кирпичи спускают, а женщины внизу подбирают и складывают. Весь его сразу разобрали или нет, не знаю, возможно, только верхний этаж. Материал пошел на какие-то хозяйственные нужды города. Потом, припоминаю, что где-то в 1943 году, после освобождения края, щебень оставшийся возили на строительство аэродрома в районе Горняшки».

В настоящее время на месте Благовещенско-Михайловского храма стоит здание Сбербанка, а многие горожане и не ведают, что здесь возвышался некогда дом Божий, который построили их славные предки.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 7 = 1

АРХИВ ГАЗЕТЫ