Блудный сын

 

 

 

 

 

 

24 февраля – Неделя о блудном сыне

– Что, с казной туговато, браток?
Ну, бывай… – и толпа растворилась.
Лишь остались пустой кошелек
И в гортани першащая гнилость.

Ветер шквалистый вмиг налетел,
Украшенья с одежды срывает.
Ты ж так сильно веселья хотел…
Веселее уже не бывает.

Эхо песен промчавшихся дней
Еще память тревожит. Но все же
Хорошо, что есть стадо свиней,
И что с ними позавтракать можно.

И смеешься в навозном чаду
Над своим положением низким:
Пусть с людьми ты теперь не в ладу,
Но зато главный в обществе свинском.
Тут постигнешь воистину, что
Свиньи эти иных человечней.
Пусть нахальны, визгливы, зато
Не клянутся тебе в дружбе вечной.

Искривится смеющийся рот,
Неспособный уже к лицедейству
И, как марево, в сердце взойдет
Образ дома, знакомого с детства,

Обесцененный, втоптанный в грязь,
Позабытый, оставленный где-то,
Из которого, звонко смеясь,
Уходил покорителем света.

«Там отец…» – и при мысли о нем
По размякшему скорбному сердцу
Полыхнуло нещадным огнем,
От которого трудно согреться.

Сборы будут недолгими в путь –
Посох в руки и вдаль по пустыне.
Лишь дойти бы, а там – как-нибудь,
Даже если забыли о сыне…

А лучи нестерпимо палят.
И мерещится в воображеньи
Осуждающий старческий взгляд,
Гнев, упреки, позор, униженье.

Милый образ родного лица
Все труднее уже разглядеть там.
Ведь в любви беззаветной отца
Сомневаться так свойственно детям…

И, петляя, закружат опять
Лабиринты коварной дороги.
Но Отец не устанет стоять
В ожиданьи детей на пороге.

Протоиерей Сергий Шуров, настоятель старооскольского Свято-Никольского храма
(ул. Соковая)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 4 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ