«Блаженны нищие духом…»

Девочка со свечкой. Художник Александр Одинцов

За каждой Литургией мы слышим эти евангельские слова. Этой фразой начинаются заповеди блаженства, которые мы, христиане, верующие люди, должны соблюдать не менее усердно, чем десять заповедей, которые были даны людям в Ветхом Завете.

Порой бывает так, что мы концентрируемся только лишь на том, чего делать нельзя. Или уж точно нежелательно. В этом смысле все мы понимаем важность соблюдения принципов тех десяти «не», которые знает весь мир. Если будешь убивать, воровать и неуважительно относиться к окружающим тебя людям, твоя жизнь если не рухнет, то сильно изменится. Ограничение свободы за убийство и воровство – это нормы гражданского права, которые хотя бы в какой-то степени спасают этот мир от хаоса и насилия. И никто из нас не желает оказаться лишенным самого главного права человека – права на свободу. 

Человек завистливый, засматривающийся на чужое, тоже вполне рискует оказаться в социальном вакууме. Никто из нас не хочет иметь другом или товарищем завистника, правда? Зависть – это та черта характера, которая способна оставить нас в полном одиночестве, хотя это и не всегда очевидно. Тебя просто не позовут в гости и не позвонят поделиться чем-то радостным и важным, потому что ты не умеешь радоваться вместе с другими их радостям…

Наша цель – счастье

В Евангелии Христос идет дальше и становится выше запретов. Нагорную проповедь Господь начинает с того, что способно сделать человека счастливым. Да, да, заповеди блаженства – это слово Спасителя о том, как человеку быть счастливым. Блаженный – значит счастливый. В библеистике заповеди блаженства так порой и называют «макаризмы» от греческого μακαριος – счастливый, блаженный. Заповеди Христовы имеют своей целью уже не запреты.

За несколько тысячелетий человечество научилось уж если не делать выбор между добром и злом, то уж точно классифицировать, что хорошо и что плохо. Христос идет дальше, Он призывает каждого человека раскрыться, для того чтобы стать счастливым. Чтобы обрести полноту общения с миром, окружающими людьми и Богом.

Раскрыться таким образом, очевидно, смогли не все люди, которые слышали слова Христа. Проще было продолжать соблюдать обычаи и «предания старцев», чем просто позволить себе выйти за рамки жестких предписаний и начать подлинноблаженную жизнь в благости Божией.

А ведь Бог дает нам каждый день как осуществление этой самой благости. «Благослови венец лета благости Твоей, Господи», – говорил еще пророк и псалмопевец Давид. Каждый миг человеческой жизни может стать осуществлением этих слов. А может и не стать.  Именно поэтому я уделяю внимание слову «счастье». Когда мы начинаем наш путь в Церкви, то слышим много слов о пользе смирения. Как вы уже поняли, первая заповедь Нагорной проповеди – как   раз об этом. Нищета духовная – это и есть смирение. Важное христианское качество, которому мы можем учиться на всех путях своей жизни.

Апатия. Художник Ксения Божко

Смирение как путь к счастью

Что значит быть смиренным? Кто такой смиренный человек и как идеал смирения соотносится с современными реалиями нашей жизни?

Это важные вопросы, которые беспокоят как верующих, так и сомневающихся. В сознании современного человека идеал смирения часто граничит чуть ли не с безумием. Есть люди, которых именно учение о смирении останавливает на пороге в Церковь. Такой человек думает примерно так: «Да, все хорошо, и Евангелие мне близко, и отзывается сердце, когда читаю его, но подставлять правую щеку и выстилаться в пыль перед другими людьми – это точно не то, чем я хотел бы активно заниматься». И в этом смысле человек, который так рассуждает, во многом прав. Христианин точно не должен позволять унижать себя. Как другим, так и самому себе.  Мы можем оказаться в глубоком личном кризисе, неправильно истолковав понятие смирения.

Если вы пасуете перед трудностями, не можете дать отпор человеку, который вас унижает и уничтожает своей критикой, то это не смирение. Если тихое потакание обидчику вы воспринимаете как добродетель, а не проблему, значит, вы неверно поняли то, о чем так много сказано в Евангелии и святоотеческой литературе.

Русский философ Николай Бердяев так писал о смирении: «Онтологический смысл смирения заключается в реальной победе над самоутверждающейся человеческой самостью, над греховной склонностью человека полагать центр тяжести жизни и источник жизни в себе самом, – смысл этот – в преодолении гордыни. Смысл смирения – в реальном изменении и преображении человеческой природы, в господстве духовного человека над душевным и плотским человеком. Но смирение не должно подавлять и угашать дух. Смирение не есть внешнее послушание, покорность и подчинение. Человек может быть очень дисциплинирован, очень послушен и покорен и не иметь никакого смирения. Смирение есть действительное изменение духовной природы, а не внешнее подчинение, оставляющее природу неизменной, внутренняя работа над самим собой, освобождение себя от власти страстей, от низшей природы, которую человек принимает за свое истинное “я”».

Неспособность ответить и постоять за себя ничего общего с христианским смирением не имеет и является следствием скорее депрессии, чем роста в духовной жизни. Любая добродетель, которую воспитывает в себе верующий человек, должна способствовать росту и освобождению от страстей. Если же страх постоять за себя мы выдаем за смирение, то очень сильно рискуем скатиться в депрессию. Страх – это тоже грех, и с ним можно и нужно бороться, его нужно преодолевать. В духовной жизни не должен побеждать страх.

Цели и средства должны обязательно совпадать. Если я ищу христианского совершенства и роста, но при этом захожу в тупик, нужно обязательно как можно быстрее из этого тупика искать выход. Потому что в таком состоянии достаточно легко увязнуть. Почувствовать себя комфортно, потерять желание сопротивляться внешним обстоятельствам. Не этому учит нас Священное Писание и церковная традиция. Целью аскетического делания не может быть стремление загнать себя в угол.

Христос учил апостолов противостоять трудностям этого мира, благовествуя этому миру спасение и свободу от греха. Если бы апостолы не сопротивлялись внешним факторам, которые очень часто складывались неблагоприятно, враждебно, а порой и смертельно опасно, они никого бы не научили ничему, и Церковь бы умерла в первом поколении. Но этого не произошло, потому что смелость – это то качество, которое появилось у апостолов как дар Духа Святого. Те, которые бежали, отрекались и сомневались, смогли своей проповедью перевернуть весь мир. Это пример и для нас.

Протоиерей Максим Горожанкин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 5 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ