Бессмертный полк семьи Саенко

 

Фотокарточка с фронта маме. Саенко Николай Ильич и Саенко (Журавлева) Александра Филипповна

Удивительно, как переплетаются судьбы в полотне истории. Самый сложный узор из них создает война… В канун годовщины освобождения Старого Оскола от немецко-фашистских захватчиков мы публикуем рассказ доброго друга нашей редакции – Станислава Саенко, руководителя иконописной мастерской во имя святых Петра и Февронии. Его родные принимали участие в событиях февраля 1943 года. Их судьбы – часть великой истории нашей Победы.

Шофер стрелковой бригады

У моего прадедушки Ильи Миновича было шестеро детей, все они родились в станице Константиноградской Ивановского района Амурской области, что под Благовещенском. Мария – старшая, далее Алексей, Антонина, Владимир, Николай (мой родной дед) и Петр Ильич. Умер Илья Минович в 1968 году, похоронен в Иркутске. Будучи плотником судоверфи, в то далекое тяжелейшее время Илья Минович смог дать каждому из своих детей первоклассное образование. На протяжении всей своей жизни помогал им и внукам, поддерживал и крепил родственные связи: писал письма, созванивался по телефону, высылал фотографии.

А дети и внуки всегда его уважали и беспрекословно следовали его совету, доверяли его мудрости и жизненному опыту. Особенно поддерживал Илья Минович детей в тяжелые годы Великой Отечественной войны. Сохранились снимки тех лет, и на одном из них он обращается к моему деду, Николаю, фронтовому шоферу, воину 104-й отдельной стрелковой бригады.

Я с неизбывной теплотой в сердце читаю трогательные слова, написанные на обороте снимка: «Моему любимому сынку Коле от вашего отца в дни Отечественной войны, сфотографировался с внуками Галей и Олегом. Не забывай про нас. Посмотри и вспомни своего отца, как вместе с тобой путешествовали». Что касается последней фразы, то речь идет о переезде Ильи Миновича с семьей в 1930-х годах с Дальнего Востока в Иркутск, на берег Байкала.

Станислав Саенко

Мой дед Николай Ильич Саенко, которому адресовано упомянутое письмо, родился в 1918 году и прожил 86 лет. Как уже упомянул, в 30-х годах прошлого века семья Ильи Миновича переехала в Иркутск, где Николай Саенко поступил в местный авиационный техникум – в октябре 1939 года был зачислен курсантом 39-го автотранспортного полка, сформированного при учебном заведении. В январе 1942 года в составе этой же части переведен в 104-ю отдельную стрелковую бригаду на должность шофера. Соединение было сформировано в декабре 1941 года в Горьковской области (в настоящее время – Нижегородская область) из курсантов с Дальнего Востока. В мае 1942 года бригаду переводят на фронт, с этого момента по май 1945 года дедушка участвует в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал на Брянском фронте, участвовал в тяжелых боях на Воронежском фронте, в ходе Воронежско-Касторненской наступательной операции освобождал от немецко-фашистских оккупантов города Воронеж и Старый Оскол, очищал от врага Курскую область. Участвовал в Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции, в результате которой от фашистской нечисти была полностью освобождена Белгородчина. В жестоких боях под Харьковом 104-я отдельная стрелковая бригада была почти полностью разбита, дедушка оказался одним из немногих уцелевших бойцов. Из оставшихся в живых воинов 104-й стрелковой бригады, а также личного состава вновь сформированных частей РККА была сформирована 297-я стрелковая дивизия. В ней с июля 1943 года дед проходил военную службу в 342-м медико-санитарном батальоне в должности командира отделения шоферов эвако-транспортного взвода. Медицинский батальон представлял собой фронтовой передвижной госпиталь, а значит, находился всегда на передовой. В распоряжении деда находилось десять автомобилей – грузовиков, оборудованных для перевозки раненых бойцов, и он сам управлял одной из машин. Подразделение занималось эвакуацией раненых с поля боя в момент сражения. Бойцы эвакуационного взвода, где служил дед, ежедневно рисковали своими жизнями, под пулями и бомбежками спасая раненых, и, по сути становились смертниками. В своей должности дедушка оставался до конца войны. Таких, как он, людей особо уважали в среде ветеранов, чему не раз я сам был свидетелем на торжественных мероприятиях, посвященных Дню Победы, и этим всегда очень гордился.

Саенко Николай Ильич и Петр Ильич

Однажды в момент ожесточенного сражения при наступлении наших войск дед на своей «полуторке» эвакуировал раненых, и прямо в машину попала авиационная бомба. Взрывом автомобиль был уничтожен, все раненые погибли, но дед чудом уцелел, хотя получил тяжелое осколочное ранение в грудь. Осколок глубоко проник в легкое и остановился возле сердца, так что деда не смогли прооперировать. К счастью, кусочек смертоносного вражеского металла «прижился», так что дедушка с ним прожил всю свою долгую жизнь. За операцию не взялся даже военврач Алексей Ильич Саенко, родной брат деда, который после войны стал выдающимся советским хирургом и ученым. Более четверти века профессор Алексей Саенко руководил Киргизским научно-исследовательским институтом онкологии и радиологии (КНИИОиР). Талантливый хирург, который спас тысячи раненых в годы Великой Отечественной войны, побоялся оперировать брата, поскольку очень его любил, и я наблюдал, какие теплые, нежные отношения между ними были всю жизнь.

Несмотря на тяжелое ранение, дедушка через месяц возвращается из госпиталя на фронт и продолжает бить фашистов. Николай Саенко прошел фронтовыми дорогами до самой Великой Победы и продолжал служить в рядах Красной Армии после завершения войны. Грудь деда украшали многочисленные боевые награды, среди которых ордена Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медали «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией». В 1948 году деда назначили командиром автороты в Хлевенский район Воронежской области (ныне Липецкая область), он закончил институт и успешно работал на автопредприятии в городе Боброве и пользовался большим авторитетом у людей.

Крепкая фронтовая любовь

В освобождении Старого Оскола вместе с моим дедушкой принимала участие и бабушка Александра Филипповна Саенко (Журавлева). Шура Журавлева была на фронте медработником, служила с Николаем Саенко в одном медсанбате, где будущие супруги и познакомились и все трудности войны прошли рука об руку. В составе 342-го медико-санитарного батальона в период проведения Воронежско-Касторненской наступательной операции бабушка участвовала в освобождении города Старый Оскол. Два сердца соединила фронтовая любовь, и после войны Николай и Шурочка после окончания войны поженились и поехали жить в Иркутск, там родился мой дядя Виктор.

Когда возлюбленным пришлось разлучиться во время выполнения боевых задач в Румынии, бабушка послала своему избраннику и любимому человеку фотопортрет с надписью: «На долгую память дарю своему близкому другу Коле от Шуры в дни моего отъезда из рядов РККА. Г. Клуж. У нас получилась разлука на некоторое время. Ой, как тяжело».

Фотокарточка Саенко (Журавлевой) Александры Филипповны, посланная своему боевому товарищу, другу и будущему мужу Саенко Николаю Ильичу

На фронте Николай и Шура писали друг другу письма, и в простых посланиях было столько тепла и любви! И это несмотря на ежедневную боль и тяжесть военной жизни! Бабушка тоже имеет награды, среди них: орден Отечественной войны II степени, две медали «За боевые заслуги», медали «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией».

Участвовал в Великой Отечественной войне и родной брат дедушки Петр Ильич Саенко, который затем внес огромный вклад в развитие Прибайкалья. Петр Ильич очень любил Байкал, Иркутск и тайгу и писал стихи.

Не обошлось в нашей семье без потерь. На войне героически погиб родной брат дедушки Владимир, 1912 г. р. Он был призван на фронт Черемховским РВК Иркутской области. Известно, что он был в плену у фашистов, бежал из неволи и воевал в партизанском отряде.

Затем снова сражался в рядах РККА во взводе связи и погиб, выполнив до конца свой воинский и человеческий долг.

Случилось так, что во время ожесточенного боя снарядом повредило кабель, и связь со штабом была прервана. Связисты начали тянуть спичку, кому ползти под пулями, чтобы устранить обрыв кабеля. Роковой жребий выпал молодому необстрелянному бойцу. Тот испугался и заплакал, а Владимир Ильич его пожалел и сам вызвался пойти на задание… Так и погиб.

Мой дед так до конца своей жизни и не узнал, где похоронен Владимир Ильич.

«Это была тяжелейшая работа»

Когда дедушка был жив, мы с ним порой говорили о прошедшей войне. Когда мы поднимали больную для деда тему, я старался с его слов понять, как советские люди, простые солдаты и офицеры смогли пройти этот кошмар. Но не просто прошли – преодолели неимоверные трудности и победили. Дедушка о ратных подвигах всегда говорил так: «Это была тяжелейшая работа, ежедневный труд: не спали по трое суток, о собственной жизни никто из моих боевых товарищей не думал. Каждый, не задумываясь, готов был принести себя в жертву ради своей страны, жизни родных и близких».

Я горжусь доблестью моих предков, всегда буду чтить их память и преклоняюсь перед их героизмом, стойкостью, тяжелейшим трудом, любовью к Родине, любовью и верностью друг другу.

Записал Евгений Евсюков

Фото из архива семьи Саенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 32 = 42

АРХИВ ГАЗЕТЫ