Березка

Березы. Художник Анастасия Мохова

– Расти, не ленись, ввысь тянись, к земле не клонись, но корнями за нее держись, – так приговаривал уже немолодой батюшка, сажая в церковном дворе молодое деревце – березку. Она чувствовала тепло его добрых сильных рук, слушала его голос, правда, ничего еще не понимала, но ей было спокойно и радостно. У маленькой березки в церковной ограде было много соседей, вот из угла сверху на нее смотрел пожилой клен, его крона создавала тень, а во время дождя под ним можно было укрыться, словно под зонтиком. Каштан, который постоянно о чем-то шептался с невысокой, но очень симпатичной рябинкой. В ряд росли ели-подростки, голубые, стройные, как солдатики, строгие, но добрые и веселые. Еще были кустарники, всевозможные цветы и зеленая трава. Очень приятное общество. Однако неподалеку за оградой росла старая дикая груша. Она была до того трухлявая, что с нее постоянно сыпались опилки, а ствол ее скрипел при каждом движении от небольшого ветерка. Она вроде не относилась к обществу, в котором предстояло жить и расти березке, но ее присутствие и назойливое участие чувствовалось во всем.

– Ну вот, еще одну притащили, – противно скрипела груша, – ну, и какая польза от нее, только место занимать!

Березка росла, внимательно наблюдая за всем происходящим вокруг. Батюшка часто навещал деревце, сам поливал и всегда как-то наставлял.

– Терпи, крепись, смиряйся, отчаянию не поддавайся, смотри веселей, себя не жалей ни для жуков, ни для людей.

Вот, березка и старалась, изо всех сил она тянулась к солнышку и к красивым церковным куполам. Летними вечерами, когда солнце двигалось к закату, кресты на куполах зажигались, словно электрические лампочки, это необыкновенное явление длилось всего несколько минут, но было похоже на настоящее чудо. Березке всегда очень хотелось увидеть и узнать, почему так происходит и что творится там, наверху. Но пока она была чуть выше человеческого роста, и нужно было расти еще много времени, чтобы даже просто заглянуть за ограду. Здесь внутри было тоже интересно. Со временем она узнала всех, кто тут работал и приходил помогать, и кто просто посещал богослужения. Самым первым приходил в храм плотник дядька Иван. Он снимал большой замок с дверей ограды, обходил и осматривал территорию, открывал подвал и спускался туда, потом выходил с лопатой или каким-то другим инструментом и шел работать. Он всегда много трудился, и не было такого дня, чтобы ему было нечего делать. Следом приходили женщины – Егоровна, баба Валя и Татьяна Николаевна, они работали за свечным ящиком и убирали храм. Приходили певчие, им нужно было подготовиться заранее, а потом уже и батюшка вместе со своими помощниками-алтарниками. Приходила и юная цветочница Варвара, она не только заботилась о растениях, которые росли во дворе, но и составляла букеты для украшения храма к празднику. Березка наблюдала за тем, как искусно она подбирала цветы, как находила оптимальные сочетания, какие были у нее быстрые руки и доброе сердце. Она-то и разговаривала со всеми цветами и деревьями.

Все бы хорошо, нравилось березке тут жить, да вот эта груша… Невзлюбила она свою молодую соседку. Постоянно придиралась. Каждый день был у нее недобрым. Весной, когда все начинало цвести, она упрекала березку в том, что у той нет цветов, что она очень некрасивая. Даже у каштана есть свечи, а у нее, березки, – никаких цветов нет. Сама же она раскидывала свои душистые соцветия и кичилась тем, что к ней слетались все местные пчелы. Осенью она упрекала березку в том, что та не дает никаких плодов, вон даже у елок – шишки, а у нее, березки, – ничего! И хоть у самой были терпкие и горькие плоды, она хвасталась тем, что их очень много, столько, что можно всех накормить. Ее грушами, казалось, питались только насекомые, когда те падали на землю и начинали гнить. Когда же начинали дуть сильные осенние ветра, она швырялась своими плодами в белый березкин ствол и неприятная прелая масса стекала вниз. Березка терпела, да только качала своими сережками и ждала дождика, чтобы умыться.

Как-то, когда она уже достаточно подросла, батюшка, навещая ее в очередной раз, сказал:

– Теперь, милая, учись, Господу молись, Господь утешает и во всем помогает. Меня не забывай, а на Бога уповай. Сильно не гордись, высоко не возносись, доброта да смирение – вот лучшее украшение.

Березка не поняла слов священника, но даже когда она не понимала, она старалась все запомнить. Вот про жуков она поняла хорошо – они часто искали убежища в ее ветвях и она была этому рада, а про людей пока не очень понимала. Она была уже высоким деревом, ствол ее окреп, а ветви стали не такими тоненькими, а сильными и гибкими. А вот батюшка совсем постарел, стал  маленьким и скрюченным, она видела, что он все реже приходил в храм и уже не служил. Появились новые священники. Еще теперь она могла слышать Литургию, потому что звук вывели на улицу, ее уже не нужно было поливать и заботиться о ней, она стала взрослой, но соседка груша с каждым годом все больше злилась и отравляла ей жизнь. Березка поняла, что можно молиться, когда она слышит молитву из храма, она стала внимательней и уже не так болезненно реагировала на скрип старухи.

Еще как-то по весне произошло удивительное явление. В ее стволе вдруг что-то зашевелилось, забушевало, задвигалось. Это было необыкновенное ощущение, она чувствовала прилив сил, энергию, активность. А вскоре ей стало понятно, что это сок, весенний березовый сок. Варвара сделала в ее стволе маленькую дырочку и повесила бутылочку, чтобы он туда набирался. Она говорила, что это лекарство для их батюшки, который к тому времени уже сильно болел. Березка с готовностью делилась тем, что имела, и теперь поняла слова священника «себя не жалей для людей». Даже груша теперь не пеняла ей на то, что она бесплодная. Все переживали за батюшку, потому что все деревья были посажены здесь его руками. Березка-то сначала думала, что он ее только посадил, что к ней только и ходит, а потом узнала, что он всех любит и со всеми разговаривает. Бывало, услышит откуда-то его очередное наставление: «Никого не осуждай, всем вокруг добра желай». Но на все Божья воля, и батюшка отошел ко Господу. Хоронили священника здесь же, в церковном дворе, было очень много людей, и даже дядька Иван плакал, всем горько было прощаться. А через год на средства прихожан построили часовню, чтобы люди могли приходить, навестить батюшку, помолиться и попросить его о молитвенной помощи. Часовенка стояла прямо возле самой березки, и она, как неустанный сторож, охраняла покой своего любимого батюшки днем и ночью. Все слова его вспоминала. Многое уже понимала, батюшку не забывала, а вот как на Бога уповать – не знала. Как же на него уповать, когда он взял и забрал к себе такого доброго человека.

Со временем под березкой поставили лавочку, а на одной из ее низких веток повесили детские качельки. Березка стала чувствовать себя нужной и полезной. Ею любовались. Часто ее обнимали за белый ствол, чтобы сделать красивые фотографии. Называли «русской красавицей». Она стала высокой, такой, что доставала почти до верха конуса крыши часовни. Даже на старую грушу стала она теперь смотреть свысока, и на каштан с рябинкой. Только Варя приходила к ней не любоваться, а плакать. Бывало, уткнется в ствол лбом и плачет, плачет, но березке ее слезы не были понятны… Вокруг кипела жизнь, храм постоянно обновляли, то крышу, то крыльцо, то плитку выложили, вокруг – красота. Даже электронный звонарь на колокола поставили. Людей всегда было много, и редкий день проходил без того, чтобы на березку никто не обратил внимания. Летом всех привлекали ее свисающие до земли, как девичьи косы, веточки. Осенью красиво желтеющие, но не сразу срывающиеся вниз листья, а зимой, в мороз, она была похожа на снежную королеву, когда мелкие искры инея покрывали каждый ее миллиметр, так, что она боялась пошевелиться, чтобы подольше сохранить на себе это сверкающее одеяние.

Однажды ранней осенью ночью разразилась сильная гроза, поднялся ураган, который сметал все на своем пути, ломал деревья и даже оторвал кусок жести с часовни. Как ни сопротивлялась березка, но и ее клонило к земле, такими сильными были порывы ветра. Молния страшно сверкала и била по проводам. И вдруг березка увидела небольшой огненный шар, который оторвался от проводов, летел прямо на нее и на часовню, где находилась могила батюшки. Березка не знала, что делать, и тогда она стала вспоминать все, что говорил ей батюшка, тогда она поняла значение многих слов, поняла, что значит «не гордись и высоко не возносись», ей стало стыдно и она начала… горячо молиться Богу, как могла, как умела, просила она Спасителя отвести беду. Ветер гнул ее к земле, и она совершала поклон за поклоном, а поднимаясь, возносила молитвы Богу, поверила изо всех своих сил в Его помощь. И услышала скрип… тяжелый вздох…

– Живите! А я старая, все равно мне помирать… Это груша, собрав остаток своих иссякших сил, подняла свои ветви и приняла удар на себя. Шаровая молния влетела в ствол старого дерева и, расколов его на две половины, по нему ушла в землю.

На утро людям предстояло много работы. Буря натворила дел… Все радовались тому, что все обошлось и никто не пострадал. Никому не было жаль старой груши, она только мешала. Ее корневая система поднимала ограду, на церковный двор, на сторону храма всегда сыпалась труха и падали ее горькие груши, в общем, всем создавала неудобства. Теперь же от нее избавились, нужно было только убрать то, что от нее осталось. И только березка не поддерживала общей радости по поводу гибели «неудобного» дерева. Несмотря на то, что ей самой сильно доставалось от соседки, она теперь была глубоко благодарна ей. Ведь старая груша пожертвовала собой, чтобы дать ей жизнь. Березка даже заболела – так переживала она случившееся. На коре стали появляться темные пятна, несколько веток ее высохли и их пришлось спилить. Варя беспокоилась, покупала удобрения, много читала, изучала и искала способы помочь красивому дереву. Порой разговаривала с березкой.

– Напрасно люди думают, что растения не могут понимать и чувствовать. Может, людей и не могут понять, а вот другое… Они же тоже часть природы, того, что создано Богом. И в них Господь вдохнул жизнь, как и в людей, и каждому дал назначение.

Варя жалела березку. А той хотелось самой быть похожей на ту старую и склочную грушу и так же бесстрашно пожертвовать собой ради спасения других. От Вари узнала березка причину ее горьких слез. Теперь Варюша стала молодой женщиной, но она была совершенно одна. Родители умерли. Сестер и братьев у нее не было. И замуж она не вышла, потому что детей иметь не могла, не хотела никого обманывать, понимала, что без детишек в семье будет жить трудно. Оттого и плакала.

Березка шелестела листочками, как бы говоря: «Не плачь, Варюша, посмотри, у меня тоже нет деток, но я же не одна, а с Богом, и ты положись на Его волю, доверься, а Он сам все для тебя устроит». И как будто Варя понимала, поплачет, успокоится, улыбнется и снова к своим цветам идет. Шло время, березка стала потихоньку поправляться, ее раны стали затягиваться, Варя чем-то белила ее ствол, закрасила светлой краской спиленные места.

В одно воскресное утро пришел в храм новый человек, его раньше березка не видела. Мужчина, невысокий, но странно одетый, не так, как было принято в этих местах, да и говор у него был тоже особый. Пришел не один, с ребятишками, – мальчик постарше и поменьше девчушка. И они остановились у березки. Мужчина зашел в часовню, а девочка залезла на качели. Мужчина долго не выходил, молился, наверное, а мальчишка достал откуда-то из кармана складной ножик и стал вырезать буквы на белом стволе березы. За этим занятием и застала его Варвара. Она очень рассердилась, стала ругать мальчишку, объяснять ему, что этого делать нельзя и даже не заметила, что позади нее стоит отец детей. Мужчина стал тихо извиняться, сказал, что два года назад потерял жену. Что они переехали сюда, в этот город, с севера, ему предложили работу. Что вот порой не справляется с озорником. Он поспешил забрать ребят и удалиться. А Варя гладила испорченный ствол,  ей было так жаль своих трудов, сколько времени она лечила деревце, а какой-то мальчишка взял и порезал его. Только березка радовалась, она понимала, что готова была и еще потерпеть. Несложно догадаться, что пройдет совсем немного времени и она – березка – будет встречать в церковном дворе новую семью, в которой ее Варвара будет счастлива. И вроде бы березка тут и ни при чем, она лишь инструмент в Божиих руках.  «Блажен человек, который на Господа возлагает надежду свою и не обращается к гордым и к уклоняющимся ко лжи» (Псалом 39:5). И, если быть внимательными к окружающему нас миру, можно увидеть массу подобных историй, участниками которых являются не только люди, но и все, созданное Творцом.

Марина Чепелева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 1 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ