«Белгородский миссионер»

01_gl_ahlkgj8936asdfНастоятель старооскольского храма святого великомученика Феодора Стратилата иерей Николай Дубинин был направлен митрополитом Белгородским и Старооскольским Иоанном на Северный Кавказ для миссионерского служения в конце октября 2015 года. И уже через считанные дни в епархиальной прессе появились миссионерские записки отца Николая, которые мы предлагаем нашим читателям.

Северный Кавказ встретил нас, пассажиров рейса Москва-Махачкала, приятным морским солоноватым воздухом и непривычно теплым для ноября солнцем. Водитель такси быстро сообразил, куда нужно ехать, когда услышал «о русской церкви»: в Махачкале православный храм – единственный на весь город. Впрочем, как и в большинстве городов Северного Кавказа.
Успенский кафедральный собор Махачкалинской и Грозненской епархии – относительно небольшой храм по меркам церковной архитектуры центральной части России. И неслучайно: исламская религиозная культура регламентирует размер и высоту храмовых сооружений иных конфессий. Потому православный храм не может быть выше городских мечетей.
Владыка Варлаам с радушием принял у себя и предложил первое время моей миссионерской поездки сослужить ему на приходах епархии для знакомства с духовенством и клириками.
Забегая вперед, несколько слов скажу о здешнем архиерее. Этот человек пользуется здесь особым почитанием. Дело в том, что в его биографии присутствует эпизод, когда в далеком 1999-м он был послан на приход, где накануне чеченские боевики похитили и убили настоятеля – престарелого протоиерея Петра Сухоносова. Для всех было очевидно, что приехавший сюда новый священник может разделить участь предшественника (лишь за весну 1999 г. в Ингушетии было похищено трое священников). И он, будучи молодым иеромонахом, как воин Христов, едет служить туда, в станицу Слепцовская, на Чечено-Ингушскую границу. Потому народ почитает владыку почти как исповедника и любит за его стойкость в вере.
Итак, за первую неделю пребывания мне довелось сослужить епископу Варлааму в Махачкале, Каспийске и Дербенте. Наряду со всем владыка благословил проповедовать за каждой литургией, после чего лично объявлял прихожанам о развитии на приходах епархии катехизических школ. Соответственно, «белгородский миссионер», как меня здесь прозвали, должен посетить все приходы республик Дагестана, Чечни и Ингушетии; организовать здесь приходские школы и разработать для них учебный план. Смею предположить, что данная задача будет не из легких – на то есть причины самого разного характера. Во-первых, потому, что в новейшей истории региона такой инициативы попросту еще не было, и мы будем первопроходцами, учась лишь на собственных ошибках. Крайне важным будет вплотную не познакомиться даже, а вжиться в особенности культуры, быта и религиозного мышления многонационального населения Северного Кавказа. Это имеет принципиальную важность – понять, как и по каким законам веками живут здесь люди. В противном же случае наше начинание может оказаться безуспешным. Важны даже самые незначительные детали – например, если миссионер выйдет на улицу в магазин в кроссовках и джинсах, то его уже никогда не воспримут всерьез ингуши и чеченцы. Мужчина должен быть в туфлях, брюках и рубашке. Все остальное – харам (запрет). Или, если миссионер заговорит без разрешения с замужней женщиной, то он может с легкостью оказаться в кровных врагах, и ни о какой миссии речи уже быть не может. Речь уже будет идти о том, как сохранить свою жизнь. Есть и много другого, что нужно будет учесть, но об этом позднее.
Сегодня уже пятый день, как я живу в Дербенте – городе, которому недавно исполнилось 2000 лет. Городе, где есть только один православный храм, а также более 15 мечетей, синагога и григорианский храм. Здесь мне предстоит прожить четыре недели.
За тот небольшой срок, который я нахожусь на Кавказе, главным правилом усвоено – в первую очередь нужно соблюдать технику безопасности. Так, в первый же день в Махачкале я шел в подряснике с наперсным крестом на вечернюю службу. Неожиданно передо мной со свистом остановилась «девятка», пассажиры которой пригрозили расправой в случае, если они вновь увидят меня с крестом. Позже собратья мне объяснили, что крайне опасно ходить в подряснике, и что даже на требы они ездят всегда вдвоем и «по гражданке». Что ж, важный урок.
Местное духовенство, настоятель Покровского храма г. Дербента протоиерей Николай и его зять иерей Михаил приняли меня как родного и активно содействуют в предстоящем начинании. Благодаря их участию были проведены встречи и знакомство с главным муллой Джума-Мечети (старейшая мечеть России и СНГ), главным раввином Дербентской синагоги «Келе-Нумаз», а также с председателем историко-культурного комплекса «Дербентская крепость», входящего в список наследия человечества ЮНЕСКО, Али Магиятдиновичем Ибрагимовым. Эти встречи имеют важнейший практический смысл – на Кавказе главным условием мирного существования и служения Богу является сохранение паритета и взаимоуважения между духовными лидерами местных религиозных общин. Подчеркну, это крайне важное условие. Именно благодаря знакомству у нас появилась договоренность провести две встречи со школьниками, а также с исламской молодежью в актовом зале ЦМИ г. Дербента.
Следует отметить и то, что в Дербенте мусульмане шиитского толка, и это весьма полезная информация. Если проводить аналогию о том, в чем разница между шиитами и суннитами, то удобно сравнить православие и протестантизм. Так, шииты признают свое «священное предание» (ахбар), почитают многочисленных праведников и святых, допускают поучения и иносказательное толкование последними Корана, в то время как сунниты – нет. Принято считать, что шииты гораздо более лояльны и миролюбивы, да и по статистике в крайний исламский радикализм уходит очень малый процент шиитов. Что и говорить, шииты потому часто страдают, например, пару лет назад здесь, в Дербенте по дороге на утренний намаз был убит имам мечети с двумя сыновьями. В целом же, благодаря шиитскому толку ислама, здесь тихо и мирно в повседневной жизни. И это является очень хорошей почвой для присутствия здесь Православной Церкви. Ментальность шиитов близка к православию, к бережной памяти святых и их учений, к почитанию праведников. Это большой плюс, это наши точки соприкосновения в диалоге с ними.
В следующей заметке мне хочется подробнее поговорить об особенностях религиозной, духовной и культурной жизни жителей Дагестана. В этих особенностях содержится ключ к пониманию, по какой стратегии необходимо выстраивать разговор о Христе Иисусе, Господе нашем, Ему же слава вовеки. Аминь.

Продолжение следует.

Священник Николай Дубинин
beleparh.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 50 = 57